Как Россия становилась частью Европы. Юбилей императора Петра I – ему 350

И бескультурье уничтожит

Пётр Первый также известный, как Пётр Алексеевич из династии Романовых, является одним из самых успешных и известных политиков за всю соборную историю России. Последний царь и первый император – так окрестили его историки и политологи, которые посвятили его личности и правлению не одну монографию и исследование. А сколько кинолент как из России и СССР, так и зарубежных ему посвящено?! Личность настолько необъятная, что в научном и публицистическом мире по сей день не смолкают споры и прении о нём. Кто он: благодетельный отец нации, который повёл страну в новом перспективном направлении или деспот, топивший несогласных в реках крови? Вольнодумец и мечтатель либо прагматичный дипломат-стратег. Без его реформ Россия была бы за бортом цивилизованного мира либо именно его реформы замедлили путь туда при полном противоречии его же тезисам? Как бы кто не относился к столь неоднозначному, но при этом великому политику мы вынуждены признать лишь одно – вся нынешняя Россия, во многом её архитектурное богатство и современный культурный код – это его достижение, которое выросло на фундаменте, заложенном им. Игорь Окунев, член Русского географического сообщества и преподаватель МГИМО по политической географии, много изучал персону Петра Великого и пришёл к ряду выводов о его ключевой роли.

Творение Петра I – Санкт-Петербург, что удостоен звания второй столицы, культурной. Сама архитектура и построение города очень много говорит о пути царя и его целях.

Бытует мнение, что Петербург, в частности – историческая застройка, полностью европейский город, как говорится: «по образу и подобию». Архитекторы и урбанисты с лёгкостью заметят эклектику различных архитектурных стилей Европы тех лет. Но само строение города, в отличии от архитектуры, кардинально противоположное. Старая Европа хаотична, все дороги ведут в центр где был основной инфраструктурный узел: рынок, костёл, чиновничьи постройки и лавки ремесленников. Взглянем на Петербург – огромная площадь перед Зимним дворцом, государственные ведомства, штабы военных. Центр города был словно создан для того, чтобы по нему чеканили парады и всё говорило о величии. В отличии от хаотичных европейских улочек и переулков в городе Петра всё было «параллельно и перпендикулярно», в чём проявилась тяга русского человека к порядку.

Царь Пётр Первый не стремился сделать кальку с европейского города. Была позаимствована лишь архитектура, и то с собственными доработками, а само топографическое устройство полностью моделировалось под ментальность русского горожанина тех лет. Максимум, как можно назвать его решения, адаптация, но никак не клонирование.

На Руси, в большинстве своём знающей лишь по легендам о европейском укладе и устройстве, были всего лишь представления об идеальном западном благоустройстве, стереотипы, которые разительно отличались от реального положения вещей. И Пётр I выбрал очень сложный путь при возведении Северной столицы – он не столько копировал, сколько возводил город, соответствующий «русской цивилизационной мечте». А разница между этими понятиями – огромна.

Санкт-Петербург – это смелая архитектурная мечта, синтез двух культур, попытка выстроить своё на манер запада. Утопичные проекты и идеи редко выживают в нашем мире, но эта жива с 1703 года и продолжает оставаться по статистике турагентств главной российской туристической меккой.

В этой архитектурной парадигме выслеживается также социально-политическая. Он не стремился уничтожить идентичность России, полностью ассимилировать наш народ с европейскими, и даже наоборот. Но уже тогда было совершенно понятно – без серьёзных шагов навстречу Европе мещанство и бескультурье уничтожит всё то хорошее, чем славен наш народ, а с этим мириться было нельзя.

Но Пётр Первый помимо того, что был стратегом высокого уровня всё также оставался романтиком и мечтателем. Лихо скинул византийское и монгольское наследие и взял курс на Европу, чем породил важную самоидентификацию в народных массах. Параллельно проводимой им политике, в учёных кругах начались своего рода фантазии о Европе, взаимном культурном обмене с Россией, что, безусловно, даст начало изменениям как в их укладе, так и в нашем. Самые смелые мыслители тех времён рассказывали о возможностях построить «Новую Европу» в рамках империи, которая будет намного лучше.

Не всем чаяниям и надеждам суждено было сбыться, но то, что смог сделать царь – это дать понять русским своё место в истории и мире. Главный социокультурный вопрос тех времён звучал очень кратко: «Мы, русские, европейцы или нет?». Первые же попытки дать ответ на этот вопрос упирались в его неразрешимость: историческую, культурную, с развитием науки-генетическую. И ответ был тогда, что сейчас также прост – мы русские, без дополнений. Эта мудрость каждый раз нам напоминает о себе при взгляде на двуглавого орла, который является нашим гербом. Мы наблюдаем за всеми тенденциями, но не теряем своей идентичности. Так Пётр стал тем, благодаря кому мы обрели не только Европу, но и самих себя.

Этот вопрос родил и определённую проблематику, разрешение которой не найдено до сих пор. Не имеючи чётких граней понятия «русский человек» стало сложно понимать очертания этого самого «Русского Мира», который никак не ограничен Россией на политической карте. Россия –страна многонациональная, в которой уживаются разные религии, этносы и культуры.

Именно поэтому так болезненно и опасливо воспринимаются любые настроения на окраинах условного «Русского Мира» и против них всегда идёт серьёзная контрпропаганда, что иногда выливается в вооружённые и экономические конфликты.

При всех важных достижениях эпохи правления Петра Великого, а также при всех зародившихся тогда и неразрешённых по сей день конфликтах, он преподал нам прекрасный урок, не словом, а делом: мы можем учиться у запада, если он в чём-то преуспел, не становясь при этом ниже его, и мы можем быть европейцами, для этого совершенно необязательно переставать быть русскими.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.