Главная Интервью

Интервью
«Сжечь мосты», чтобы идти вперед
Интервью
sparo-1

Дмитрий Шпаро – путешественник, полярник, писатель, математик, кандидат физико-математических наук. В 1979 году во главе экспедиции «Комсомольской правды» впервые в мире достиг Северного полюса на лыжах. За это достижение занесен в Лондонскую Книгу рекордов Гиннесса. В Советском Союзе награжден Орденом Ленина.
В 1986 году впервые в истории полярной ночью 11 лыжников под руководством Дмитрия Шпаро прошли 700 км от советской дрейфующей научно-исследовательской станции СП – 26 через полюс относительной недоступности к СП-27.
В 1988 году совместная советско-канадская экспедиция, возглавляемая Дмитрием Шпаро, пересекла Северный Ледовитый океан по маршруту СССР – Северный полюс – Канада. За этот трансарктический переход Дмитрий Шпаро был удостоен ордена «Трудового Красного Знамени» и престижного приза ЮНЕСКО «Справедливая игра».
В 1989 году Дмитрий Шпаро во главе советско- американской экспедиции «Берингов мост» прошел за два месяца более 1200 миль от Анадыря через 16 чукотских деревень, Берингов пролив и 14 поселков на Аляске до американского города Коцебу.
В 1998 году Дмитрий Шпаро вместе с сыном Матвеем впервые в истории перешел на лыжах через Берингов пролив по дрейфующим льдам и был во второй раз занесен в Лондонскую Книгу рекордов Гиннесса.
В 1989 году Дмитрий Шпаро создал Клуб «Приключение», став председателем его правления и директором. С тех пор активно занимается спортивной реабилитацией инвалидов. Организовал марафоны, в которых участвовали люди в инвалидных колясках: Москва – Киев – Кривой Рог (1400 км), Владивосток – Санкт – Петербург (11000 км), Санкт – Петербург – Алма – Ата (9000 км), Семипалатинск – Челябинск – Чернобыль (10000 км). Несколько уникальных восхождений на высочайшие вершины мира: Казбек, Килиманджаро, Мак – Кинли и экспедицию через Гренландию, в которых участвовали люди с ограниченными физическими возможностями.
При деятельном участии Дмитрия Шпаро в 2008 году двое лыжников - Матвей Шпаро  и Борис Смолин - достигли Северного полюса полярной ночью.
Вместе с сыном Матвеем создал в Карелии экологический, оздоровительный молодежный лагерь «Большое приключение», где дети со всей страны получают уникальную возможность совершить удивительные путешествия – отправиться в велосипедный поход, покорить на катамаранах бурные северные реки, получить множество других полезных навыков. 
В течение последних шести лет Дмитрий Шпаро ежегодно организует экспедиции на Северный полюс, в которых участвуют российские юноши и девушки 16-17 лет.

1979_1
- Более 30 лет назад ваша экспедиция, достигла Северного полюса. До сих пор люди стремятся туда попасть. Как вы думаете, ими движут те же самые мотивы?
Мы в 1979 году стали самыми первыми людьми, которые пришли к Северному полюсу по дрейфующим льдам пешком, на лыжах. Это уникальная точка планеты, испокон веков романтическая и труднодостижимая. Любое покорение Северного полюса рассматривалось как национальное достижение. Особенно нас радовало то, что мы водрузим знамя Советского Союза на Северном полюсе. У современных путешественников, конечно, таких патриотических чувств нет. Но ореол этого удивительного места до сих пор сохраняется.
Вот уже шесть лет мы каждый год водим молодежные экспедиции на Северный полюс. Последняя состоялась в апреле 2013 года. Туда попадают юноши и девушки 16-18 лет из различных регионов России. Мы их очень тщательно отбираем. На заключительном этапе отбора 40-60 претендентов вывозим в наш лагерь «Большое Приключение» в Карелии. А уж там из них выбираем самых достойных, семерых –  тех, что пойдут к Северному полюсу.
- Вы побывали на Северном полюсе много раз. Какие чувства возникают, когда вы в очередной раз попадаете туда?
Впервые дойдя до Северного полюса, я испытал чувства те же, что и  при рождении сына. С тех пор в этом удивительном месте я побывал более десяти раз. Теперь, когда наша молодежная экспедиция достигает Северного полюса,  я прилетаю туда, чтобы забрать ребят и поучаствовать в торжественной церемонии.
Мы поднимаем флаг России, участники - флаги своих областей или республик. Исполняется гимн России. Говорятся какие-то торжественные слова. Потом водим хоровод вокруг точки Северного полюса, чтобы буквально за минуту совершить кругосветное путешествие, пересекая все 360 меридианов, наконец, все играют в футбол.
Это трудно объяснить, но мне кажется, что на Северном полюсе всегда холодно. Хотя на самом деле становится реально теплее - происходит потепление. Правда, в этом году был мороз 25 градусов, но предыдущие пять лет было минус 15. Там вокруг как стояли, так и стоят жесткие белые и голубые льды. Они движутся, но когда ты на них находишься, кажется, что они неподвижны. Не могу сказать, что я сразу начинаю что-то вспоминать. Но возвращение приносит чувство какого-то удовлетворения. Я счастлив, что снова попал сюда. И я это воспринимаю, как награду за то, что организовал экспедицию, что ребята пришли сюда и получили свою долю счастья и славы. Помню, мы с моим сыном Матвеем, в 2005 году, когда помогали провести экспедицию князю Монако Альберту II к Северному полюсу, присели метрах в двухстах от домиков нашей дрейфующей станции на льдину. И вот мы сидим, ветер воет, холодно, солнце низкое, несется поземка, розовая в его лучах. Непередаваемые ощущения. Появилось какое-то неосознанное восприятие себя в прошлом. Возникли те же самые чувства, которые раньше испытал.
- Как вы думаете, современные путешественники испытывают такие же чувства?
Я уверен, что стихия Северного полюса действует на современного человека, точно так же как на его предшественника. И соприкасаясь с ней, он испытывает одинаковые с ним чувства.
Говорят, белое безмолвие – и это не просто красивые слова, потому что когда ты отходишь от палатки, и тебя со всех сторон окружают белые, голубоватые, а если солнце, то оранжевые, льды, ты чувствуешь свое одиночество и на самом деле слышишь эту удивительную тишину безмолвия.
Эмоции, которые охватывают путешественника в точке Северного полюса, не меняются.
Я  знаю, когда наши ребята из молодежных экспедиций приходят на Северный полюс, они абсолютно счастливы. Они одержали свою собственную победу и побывали в удивительных местах, куда крайне сложно попасть. Конечно, у них нет представления о драматизме четырехвековой истории покорения  Арктики, но им известно, что экспедицию организовал Клуб «Приключение». Они знают меня, как человека, дошедшего до Северного полюса на лыжах. Они идут рядом с Матвеем Шпаро и Борисом Смолиным, которые смогли вписать свое слово в, казалось бы, уже полностью написанную летопись покорения Северного полюса. Если после нашей экспедиции 1979 года на лыжах до Северного полюса дошло множество путешественников, и это никого не удивляет, то повторить то, что сделали Матвей и Борис, вряд ли кому-то удастся. В 1979 году мы, пройдя 1500 км,  дошли до полюса за 79 дней. А они двигались по более короткому пути, но достигли заветной точки через 88 дней из-за того, что шли полярной ночью. Они  стартовали 22 декабря. Это самая темная полярная ночь. Матвей и Борис должны были до ее окончания дойти до Северного полюса. И они дошли, претерпевая массу трудностей и страхов, связанных с темнотой. Это невозможное путешествие состоялось, и ребят буквально сразу внесли в Книгу рекордов Гиннесса.
- Но впервые полярной ночью сквозь льды на тридцать лет раньше прошла ваша экспедиция?
Опыт путешествий полярной ночью накапливался. В 1985 году у нас был совместный 250 км поход полярной ночью с пограничниками по Большеземельской тундре. Пограничники шли в своем обмундировании и с оружием – они одновременно выходили в наряд по охране государственной границы.
В 1986 году наша экспедиция «Комсомольской правды» совершила переход  полярной ночью по льдам - от дрейфующей станции СП-26 («Северный полюс-26») до СП-27, пройдя через полюс относительной недоступности (точка, равноудаленная от всех северных окраин земли).  На СП-26 мы с полярниками сфотографировались в свете прожекторов, затем они провожали нас на снегоходах, стреляли из ракетниц. Над нами взлетали зеленые «ракеты» и освещали путь. Потом, когда это все кончилось, опустилась мгла полная.
Мы тогда считали, что белый снег – это такая хорошая отражающая поверхность, что должен сохраниться хоть какой-то свет, даже когда нет луны, звезд и северного сияния. Но мы заблуждались.
Если не включать фонарик, человека не видно на расстоянии шага. Ты идешь, слышишь скрип его лыж, но ни его, ни даже своих лыж не видишь. Равно как препятствий, торосов, трещин и даже белых медведей, пока они сами себя не обнаружат. К примеру, когда Матвей и Борис шли полярной ночью к Северному полюсу, у них был такой эпизод. Они стояли, прижавшись плечами друг к другу. Было очень холодно и дул такой сильный ветер, что они решили перекусить стоя и идти дальше. К голове у них были прикреплены фонарики. Матвей повернул голову, и луч высветил картину - рядом с ними в метрах десяти тоже вертикально на двух лапах стоит белый медведь. Причем ребята молчат и медведь молчит. У нас, когда мы шли от СП-26 к СП-27, медведей на маршруте не было. Потому что изменились льды. Тогда были многолетние льды, на которых медведям особенно нечего делать. А сейчас – тонкие однолетние. Поэтому в наши дни белых медведей можно встретить не только у побережья, но и по всей Арктике. И это реальная очень большая опасность.
- В чем еще сложность путешествия полярной ночью?
Когда  поднимается солнце – это свет и хоть какое-то тепло. Когда мы шли к полюсу, то уже в начале апреля выставляли лыжные ботинки на солнце, и они высыхали, хотя был мороз 25 градусов. Но главное – не это, обувь можно и у примуса высушить.
Расставшись с СП-26 26 января, мы шли в полной темноте до 15 февраля. Потом на востоке в полдень небо начало светлеть. Солнце к концу полярной ночи поднимается к горизонту, и от него идет свечение. Мы двигались на запад, а сзади нас возникала эта желтая необыкновенная подсветка, и с каждым днем она становилась все ярче и ярче. Это потрясающее зрелище – пожалуй, самое красивое, из того, что я видел в жизни. Мы шли с тяжелыми рюкзаками, мороз 50 градусов, но все постоянно оглядывались назад, чтобы взглянуть на эту небольшую полусферу над горизонтом, подсвеченную солнцем. На нее было безумно приятно смотреть, и у всех сразу же поднималось настроение. Солнышко помогает жить. А отсутствие солнца и света угнетает психику, делает твое состояние болезненным.
- Что еще было впервые во время этой экспедиции?
Когда мы 7 марта пришли на СП-27, льдину, на которой она находилась, раскололо. Ил-14, высадивший экспедицию на СП-26, теперь не мог нас забрать, потому что длина взлетно-посадочной полосы стала всего лишь 350 метров.
Тогда на Севере проходили испытания реактивного транспортного самолета Ан-74 из КБ Антонова. И командир экипажа Сергей Горбик, Герой Советского Союза, решил, что в качестве испытательного полета снимет нас с льдины. Мы с полярниками срезали и сбивали ледяные заструги, вывозили тонны снега на санках, чтобы подготовить площадку для приземления. Появился самолет. Прежде, чем коснуться колесами льда, он, казалось, застыл в воздухе, затем, пробежав 300 метров, остановился. Потом Горбик погнал самолет по полосе задом, потом вперед. Взлетел, снова сел. Улетел на землю (1100 км), прилетел. Это было удивительное и уникальное зрелище – впервые реактивный самолет сел на дрейфующий лед.
- Наверное, это очень страшно, когда раскалывается «пол» под ногами?
По сравнению с тем, по каким льдам мы шли, у нас страха из-за этого не возникало. Помню, там посередине станции был небольшой колодец – лунка, метра полтора, с ледовыми стенками такой же толщины и с лестницей, опущенной в темно зеленую воду. Над ним стояла палатка, горел свет. Полярники там купались. Для нас они устроили баню. После нее все валялись в снегу – это был некий ритуал. Забавный и приятный. Потом разгоряченными ныряли в этот «бассейн». Странно, я не боюсь холода и холодной воды, но вдруг испугался залезть в этот колодец, Мы только что успешно завершили экспедицию, а когда пройдешь по такому маршруту, возникает ощущение неимоверной личной силы, большой, предельной тренированности. А тут побоялся. Мне казалось, что если я сейчас туда голый залезу, то не смогу выбраться, и все это каким-то фатальным образом кончится. У меня никогда особых страхов не было, а тут возник.
- Чувство страха в Арктике не удивительно. А смешные случаи во время ваших экспедиций были?
Вообще-то в Арктике со смехом не очень. Мы шутили, когда шли к Северному полюсу в 1979 году. Шел 60-65 день путешествия. Середина мая. Солнце палило. Так красиво было вокруг! Все льды окрашены в желто-оранжевый цвет. Мы чувствовали себя уже немного расслабленными. У нас была красная палатка, в нее – круглый лаз, отличающийся по цвету, чтобы было легче его найти. Мы завтракали в палатке,  вход в нее был открыт, и все любовались открывающимся красивым пространством, погруженным в солнечные лучи. Мы смотрели в это «окно», как будто на экран телевизора. Тогда в СССР шли две популярные телепередачи – «Клуб кинопутешествий» и «В мире животных». Кто-то сказал: «Как будто идет передача «Клуб кинопутешествий»». Другой сострил: «А если смотреть с улицы в палатку, то – «В мире животных»».
Когда мы шли с Матвеем через Берингов пролив, реальные шутки начались только тогда, когда уже были около американской земли. Над нами пролетел патрульный американский самолет. Мы по рации сказали им, кто такие. Американцы ответили: «Мы вас спасали два года назад. Давайте сбросим вам что-нибудь поесть». А мы были страшно голодные, потому что брали с собой продуктов на десять суток, а уже шел 20 день путешествия. Но нам было неудобно просить, и мы отказались. Они улетели. Потом вернулись и снова предложили: «Вам сбросить что-нибудь поесть?» Мы согласились: «Давайте, сбрасывайте». Возможно, тут нет ничего смешного, но мы потом почему-то смеялись, вспоминая этот эпизод. Затем мы пришли в заброшенную деревню. На следующий день на снегоходах приехали эскимосы и отвезли нас в ближайший населенный пункт. Там приготовили роскошный обед, где мы впервые попробовали вареное мясо белого медведя. А нас во время перехода через Берингов пролив ночью атаковал белый медведь. Порвал палатку. Мог покалечить. Было крайне опасно. Матвей в него стрелял, но не убил, да и не хотел этого делать. Потом мы шутили, что, может быть, это вареное мясо у эскимосов – и есть тот самый белый медведь. 
- Какие еще неожиданные ситуации возникали во время перехода через Берингов пролив?
Там каждый день приносил сюрпризы. Это было очень трудное путешествие. Берингов пролив - такое бешеное место, где постоянно все меняется. Ничего нельзя предусмотреть. Например, однажды, на пути появилась вода. У нас на такой случай с собой была резиновая лодка. Мы ее надули. Но пока это делали, в течение десяти минут, вода затянулась кусками льда. Естественно на лодке уже переправиться стало невозможно. И мы по этому льду, кое-как, боясь оступиться и провалиться, пришли к тому месту, куда только что собирались приплыть. Такие ситуации типичны для Берингова пролива.
- Почему одни экспедиции достигают своей цели, а другие – нет, несмотря на то, что одинаково хорошо оснащены и в них участвуют столь же опытные люди?
Опыт человека должен подсказывать ему, что можно сделать, а что нельзя. При этом важно выполнить то, что хочешь, не ценой собственной жизни или жизни своих товарищей. У нас все экспедиции всегда очень продуманны. Был сильный эпизод. Мы собирались осуществить восхождение на гору Мак-Кинли (6194 м) с двумя инвалидами в колясках (в экспедиции участвовали два инвалида и девять здоровых ребят). Все тщательно обдумывалось и проверялось. Матвей с профессиональным альпинистом ездил на Аляску и они поднялись на Мак-Кинли, изучили маршрут, по которому собирались идти.
Незадолго до старта ко мне подошел Матвей и сказал, что важно еще раз проверить здоровых ребят. Они решили подняться на пик Ленина в феврале. Это семитысячник, популярное место, туда в большом количестве поднимаются альпинисты. Но это летом. В феврале за все время туда поднялись не более десяти человек. Я очень хорошо понимал, что эта зимняя экспедиция крайне сложна и опасна, но она была контрольным тестом перед Мак-Кинли. Говорю: давай. В восхождении участвовали восемь человек. Пять из них поднялись на вершину. Трое: Матвей, Борис Смолин и врач Анатолий Соболев, остались в пещере на высоте 5200 метров, потому что они не альпинисты, в отличие от остальных. Это было классное испытание, и Матвей своей командой был очень доволен. Он смело шел на Мак-Кинли, полностью веря в успех. В конечном итоге, все зависит от того, насколько путешественник хорошо подготовлен. Важна и одежда, и чистота бензина и надежность оборудования, которые он берет с собой. Еще важно, чтобы этот человек мог многое предвидеть. Без этого нельзя отправляться в путешествие. Тур Хейердал хорош не тем, что был спортсменом, а тем, что был умным человеком.


sparo-02- А удача, какую она играет роль, например, в ваших экспедициях?
Чтобы доказать свою готовность идти к Северному полюсу, мы пошли на лыжах через пролив Лонга, разделяющий остров Врангеля и Чукотку. Он больше Берингова пролива, но такой же гнусный и трудный. Мы шли через него 20 дней. И произошел такой эпизод. Нас было пять человек, и мы стали переправляться на маленькой лодочке через воду. Вода начала быстро затягиваться кусками плывущего льда. Идти по ним было невозможно, надо было продолжать переправу в лодке. При этом, наш берег в буквальном смысле исчезал. Четверо переплыли. Я остался. Уже никакой воды не было. Я лежал в лодке, меня тащили, а подо мной – ледяные комья, перебирали мои позвонки. Лодка могла порваться. Она должна была порваться! Но все обошлось. Меня вытащили. Я находился в блаженном состоянии - ведь мы прошли такое место, которое, казалось, преодолеть невозможно. И Володя Диденко – очень сильный турист из Усть- Каменогорска – мне сказал, что я родился в рубашке. Я сильно тогда на него обиделся. Мне казалось, что все успешно закончилось не из-за того, что нам повезло, а потому что просто мы все пятеро делали абсолютно то, что должны были делать. Когда организовывали эту челночную переправу, мы бегали, как угорелые, делали все крайне быстро и четко, не допуская ни одного лишнего движения. Так что я не могу сказать, что в моих экспедициях когда-то и кому-то в чем-то повезло.
Мы с Матвеем преодолели Берингов пролив с третьей попытки. Когда в 1996 году шли первый раз, нам не повезло, мы дали сигнал SOS. В 1997 году – тоже не повезло. Но сказать, что повезло в 1998 году тоже не правильно. Удача тут ни при чем! Ко второй попытке мы подготовились лучше, чем к первой. А к третьей – лучше, чем ко второй. Сделали базовую точку на Чукотке. Другую поместили, несмотря на то, что это очень дорого, на Аляске. Там были запасные вещи, радиостанции, GPS, запасы продуктов. Таким образом, мы гарантировали, что, как минимум, останемся живы. Если у нас все утонет, нам возобновят наши запасы, и мы сможем продолжить движение. Кроме того, мы хорошо изучили нрав этого сложного места – Берингова пролива – и обрели важную внутреннюю уверенность. И когда пошли в третий раз через Берингов пролив, нам уже трудно было представить ситуацию, что мы его не пройдем.
Прежде чем стартовать полярной ночью 22 декабря 2007 года Матвей и Борис весной, в марте, пересекли на лыжах все тот же пролив Лонга. У нас была договоренность: если они его пройдут, то ночью стартуют, не пройдут – не стартуют. Это был экзамен. Экзамен для самих себя. Очень хороший экзамен. Чтобы быть готовым к чему-то настоящему, надо пройти через настоящие передряги. И они должны быть, так сказать, соизмеримы с тем, что ты хочешь сделать. И когда есть такой запас прочности, появляется внутреннее чувство убежденности, что то, что ты собираешься выполнить, легче того, что ты уже совершил.
Есть изумительные слова Нансена о том, что надо сжечь мосты, чтобы достичь победы. Конечно, «сжечь мосты» – это не значит лишить себя спасения. Ты сжигаешь мосты в том смысле, что тебе ничего не остается, как идти вперед. Ты сам не можешь повернуть обратно. У тебя нет возможности быть слабым, ты все время должен быть сильным. В этом смысле мы всегда «сжигаем мосты».
Интервью провела Марина Круглякова

 
Татьяна Лазарева:«Люблю путешествовать»
Интервью

lazТатьяна Лазарева — актриса и просто остроумная и красивая женщина. Мы встретились с Татьяной в небольшом московском ресторанчике, чтобы поговорить о путешествиях и фотографии.

 
Львиный сафари-парк в Крыму
Интервью

1-zubВ просторной травянистой саванне, под развесистым деревом отдыхал львиный прайд. Взрослые львы спали, раскинув по шелковой траве лапы, а львята, как всегда, полные сил, играли, приставали к старшим и трепали друг дружку. Но вот невдалеке, лавируя между деревьями и кустами, показался джип с туристами, вооруженными длиннофокусной оптикой. Сафари началось!
Нарисованная сценка явно взята из парков Восточной Африки? Ан нет, - из Крыма! В апреле 2012 года недалеко от Симферополя, в Белогорском районе открылся новый сафари-парк «Тайган»! В нем только львов обитает около 50 особей. А еще есть тигры, жирафы, леопарды, лани, пони, косули, як тибетский, обезьяны и много-много различной птицы! А устроил это чудо-чудесное директор ялтинского зоопарка «Сказка» Олег Зубков! Он купил 32 га пустующей земли под Белогорском, на которой когда-то стояла воинская часть, обнес это все оградой и организовал зоопарк и сафари-парк. Долгих шесть лет строился зоопарк, завозились животные из Африки и Европы. Наконец-то парк открылся и принял первых посетителей, раскрывших от удивления и восторга рты! Представьте - на просторном, огражденном участке зеленой саванны тут и там лежат пары и одиночные львы. А над ними, поверху, пролегают металлические мостки, по которым посетители, бегая от бортика к бортику, смотрят за жизнью львов. В определенное время хищникам вывозят мясо и тогда даже самые ленивые из них поднимаются и бодро двигаются в сторону кормежки. Завладев куском поприличней, лев обнимает его лапами и поедает, поглядывая по сторонам.
Иногда в парк заезжает джип с туристами, которые хотят увидеть львов поближе. С ними всегда выезжает главный устроитель парка, хозяин и укротитель львов Олег Зубков. Зная каждого льва в лицо, он подходит к ним, треплет за гривы, таскает за хвосты, ноги и вообще, обращается с царями зверей, как с плюшевыми игрушками. И это при том, что львы здесь совершенно настоящие и не из зоопарков, а из дикой природы!
- Олег Алексеевич, скажите, долго ли вы создавали свою вторую «Сказку»?
- Целых шесть лет! 
- Как все здесь началось? 
 - Когда я построил зоопарк «Сказка» в Ялте, я не смог себя проявить как создатель зоопарка на полную мощь, потому что уж очень мало было там территории. Мне так хотелось и животным дать больше пространства, и посетителей дольше задержать на территории, погрузив их в природу. И тогда я задумался, где же взять такой кусочек земли. Когда мне предложили эту базу в степном районе Крыма, я приехал, увидел качественный советский бетонный забор, огораживающий развалины бывшей военной базы, и понял, что это то, что мне нужно! Мне сегодня приятно, что я как бывший военный, приобрел кусочек Советского Союза, что смог все это восстановить, так сказать, перековать меча на орала!
- А как чувствуют себя власти Крыма в свете того, что вы сделали?
- Проект сафари-парка - это прекрасный пример того, как частный бизнес сотрудничает с органами власти. Я очень признателен руководству, всем службам республики за то, что, во-первых, оценили по достоинству этот проект как туристский объект. И без поддержки правительства АРК, конечно, это открытие невозможно было бы, ведь в «Сказке» я 15 лет добивался разрешения земельного вопроса.
- 50 львов - это же постоянная опасность. Как огорожена территория?
- Конечно, создавая такой парк, я думал, прежде всего, о безопасности. Мало того, что я воспитываю своих львов и убираю тех, которые проявляют агрессивность, надо изучать характер каждого льва. Посетители, жители окрестных городов должны находиться в безопасности, поэтому, помимо бетонного забора, построен еще один дополнительный забор - контрольное ограждение. Львы не копают тоннели, поэтому достаточно ограждения, но эта зона охраняется и ежедневно осматривается. Даже если они пройдут первые ограждения, то там еще есть бетонный, забор. Плюс те мосты, по которым ходят посетители, конечно, имеют предупреждающие таблички.


1-zub21-zub31-zub41-zub51-zub61-zub71-zub81-zub91-zub101-zub11

- Расскажите еще о своем парке
- Главная достопримечательность Парка - его дерзкий проект, это когда 50 львов делят одну территорию, ухаживают за своими прайдами, рожают малышей. Мне удалось собрать коллекцию из всех зоопарков - и украинских, и российских, даже привезти белых львов из Южной Африки, но в то же время мне не хотелось бы, чтобы посетители увидели только львов, хочется задержать их внимание в этом парке на целый день. Поэтому здесь появилось 1,5 тысячи млекопитающих и птиц. Всего около 200 видов. С некоторыми можно «за ручку прогуляться», с косулями например. Из Южной Африки приехали жирафы, а также зебры, верблюды и другие. Они прекрасно смотрятся на фоне крымских гор, на фоне водохранилища Тайган. И Белая скала как на ладони видна со всех смотровых площадок и точек. И по территории всего парка более 100 павлинов распускают свои прекрасные хвосты. Есть 5 видов обезьян, живут попугаи. Т.е. я создавал такую сказку, где человек может на целый день погрузиться в мир живой природы, там не будет конца наблюдениям. Есть у парка один недостаток – посетители не хотят уходить, потому что уж очень много объектов. Но здесь можно остаться, поскольку есть чудесная гостиница.
- Кроме всего прочего и сама территория благоустроилась. Может быть, несколько слов об этом.
- Парк  занимает территорию в 32 га, это как 12 ялтинских зоопарков, и на территорий сафари-парка помимо 20 га, где свободно гуляют львы, есть еще и детский зоопарк, где собраны мини-животные, есть и стационарный зоопарк, в котором планируется помимо жирафов содержать еще слонов из Юго-Восточной Азии. Для них строится большой вольер. Вся территория благоустроена, озеленена, вычищена, положено около 30 тысяч квадратных метров асфальта, есть кафе, гостиница, ресторан, места благоустройства, но я думаю, что люди сами это увидят. Я привез много мраморных скульптур из своих поездок, а фонтан из белого мрамора украшает центральную площадь. Там действительно торжественно, и как говорят, похоже на версальскую, европейскую площадь. Мне все равно, от чего люди получат больше удовольствия - от мраморных скульптур, от львов, от общего благоустройства или от антуража Белой скалы и гор, я хочу, чтобы положительных эмоций посетители парка получили как можно больше.
-  Что вы можете всем нам пожелать на прощание?
- Дорогие крымчане, дорогие гости! На карте Крыма появился ещё один туристский объект – сафари-парк «Тайган»! Планируйте свои отпуска: впереди весна, лето - прекрасное время, особенно когда расцветут ирис и сирень, и среди этих цветов по крымской степи гуляют цари зверей. Уверен, что ваши впечатления будут очень насыщенными, что это будет памятный день для вас. Звоните по телефонам парка, приезжайте. Еще, пользуясь случаем, хочу сказать всем любителям природы: надеюсь, это не последний парк, который я открываю в Крыму. У меня есть планы и желание создать еще что-нибудь интересное, особенно когда тебя поддерживает такое количество крымчан, когда правительство так благосклонно помогает делать документы, которые у меня в прошлом, что называется, всегда отставали от реальности.
Интервью вел Василий КЛИМОВ

 
Неизвестная реальность
Интервью

01-nikО загадках природы и тайнах истории мало кто знает больше, чем Николай Непомнящий. Востоковед, писатель, переводчик, путешественник.

 
Вы слыхали, как поет Дроздов?
Интервью

drozd-2Николай Дроздов в списке «100 самых популярных людей России» занимает четвертое место. Ведущий программы «В мире животных», профессор МГУ,  доктор биологических наук. Автор многих книг и фильмов о природе и животных. Исследователь и путешественник. Совершил восхождение на Эльбрус. Участвовал в морской экспедиции ЮНЕСКО на острова Фиджи, Тонга и Самоа. На корабле «Дискавери» обогнул Аляску и Канаду. Прожил неделю в ледовом лагере «Барнео» на Северном полюсе. Дважды участвовал в телепроекте «Последний герой» — жил на необитаемом островах Бокас дель Торо  в Атлантическом океане и на архипелаге Жемчужные острова в Тихом океане. Занимается йогой, верховой ездой, купается в проруби, любит рассказывать анекдоты о животных, играет на гитаре. К тому же У Николая Николаевича недавно был день рождения
Сегодня знакомый голос телеведущего можно услышать не только в его передаче и при дубляже известных фильмов о животных.
- Вы не так давно записали свой музыкальный альбом «Вы слыхали, как поет Дроздов?»
- Вообще, я пою с детства. И все благодаря отцу. Он хорошо играл на мандолине, гитаре, замечательно исполнял русские песни. Его любимую «Из-за острова на стрежень» я спел у костра Джералду Дарреллу. Великого писателя страшно возмутило, что Стенька Разин выбросил девушку из лодки, только потому, что на него обиделись разбойники: «Как, провел с женщиной ночь и даже не мог ее высадить на берег?» Песня, по аналогии с которой я назвал свой диск, меня всегда немного забавляла, потому что слова там не совсем правильные: «не те дрозды, не полевые». Но таких дроздов не бывает! Есть горные, лесные, а полевых в природе нет! Я эту песню всегда привожу как пример незнания поэтами биологических особенностей.
- Перечисленные вами дрозды все по-разному поют?
- Да, у них даже есть свои диалекты. Тут все зависит от леса — чем гуще лес, тем громче и четче надо петь. Поэтому, например, дрозды, живущие на Кавказе, поют хуже.
- Ходят легенды о вашей способности находить общий язык с животными. Кусали они когда-нибудь или нападали на вас?
- Мы снимали в Индии крокодилов для фильма «Рикки-Тики-Тави». Чтобы их подманить ближе, скармливали им дохлых крыс. Когда они кончились, один из хищников направился к ногам оператора. Мне ничего не оставалось, как ударить хищника палкой по зубам. Об этом мне стыдно вспоминать, потому что это насилие, и бить палкой по морде никого нельзя, даже крокодила.  В студии как-то меня укусила за руку обычная гадюка, и после этого я попал в реанимацию. Но самый нелепый случай произошел в Англии. Меня укусила дохлая оса, когда я делал зарядку — отжимался на лужайке. Она оказалась в траве. Если нажать на брюшко этого даже мертвого насекомого, из него тут же выскакивает жало.
Не всегда встречи с животными так благополучно кончаются. Медведей на Камчатке я боюсь. Однажды мы были  в долине гейзеров. Нас предупредили, что в это время года медведи агрессивны, но мы все равно отправились на встречу с ними. Звери наблюдали за нами из кустов. Мы обошли их стороной, и наткнулись на могилу японского фотографа, который в отличие от нас, сунулся к медведю с фотокамерой и стал его жертвой.
 - Вы много снимали животных. Чем, на ваш взгляд, отличаются хорошие фотографии животных от плохих?
- Есть объективные и субъективные критерии. Наверное, откровенно плохие снимки сразу отличишь. На хорошей фотографии животное не только отлично видно и у него блестят глаза, но оно при этом что-то делает. Если это портрет, то в позе, выражении лица должны быть показаны характерные особенности животного.
- Каких животных вам больше всего нравится снимать?
- Больше всего люблю снимать животных в природе и, конечно, в действии.  Я много раз бывал в Африке. Фотографировал слонов, львов, антилоп, жирафов. Порой долго выслеживаешь и всё же упустишь какой-то интересный момент. Он уже никогда не повторится, так как дождаться, чтобы животное еще раз так сделало, часто нереально. Поэтому лучшие фотографии остались у меня в памяти.
- Какое путешествие вы считаете самым интересным и незабываемым?
- Во время стажировки в австралийском университете я собирал материал для докторской диссертации, посвященной животному миру и охране природы пустынь. Тогда  в одиночку совершил несколько путешествий в Центральную Австралию. Странствовал по Тасмании, Новой Гвинее, был  на острове Кенгуру. Когда ты один, это особенно интересно и увлекательно, потому что сам отвечаешь за себя. В пустыню Центральной Австралии меня одного не пустили по технике безопасности. Там, на сотни километров, никого нет, и если что случится, помочь будет некому. Поэтому мы махнули туда вдвоем с коллегой. Больше месяца кочевали по безлюдным местам. Казалось, что если потеряемся, то нас никто не найдет. Мы всё время держались определенных ориентиров, старались идти вдоль песчаных гряд и русел высохших рек. Ощущали себя первопроходцами. Это было незабываемо.
- Вы путешествовали вдоль Северного морского пути. Что вам запомнилось больше всего?
- Мы прошли по Северному морскому пути на ледоколе «Ямал». Высаживались на Новосибирские острова, на остров Врангеля, шли через Берингов  пролив. Самое удивительное — местные жители. Оленеводы и охотники. Они появляются на побережье летом, а зимой уходят на юг, потому что жить тут в это время года невозможно. Пасут оленей — просто движутся вместе с животными по их естественным миграциям. Используют их мех в качестве одежды и покрытия для своих жилищ, а мясо — для еды. Охотятся на тюленей, моржей. Шкуры моржей натягивают на деревянные ребра, и получаются очень прочные лодки.
- Вы несколько раз были на Северном полюсе. Какая из этих экспедиций была наиболее интересной?
На Северном полюсе я был трижды. Два раза отправлялся туда на ледоколе и третий — на самолете. Самой интересной, конечно, была первая экспедиция. А самыми острыми — первые впечатления. Чем ближе ледокол подходит к Северному полюсу, тем толщина льда становится все больше и больше. Корабль давит лед носом, расталкивая трехметровые глыбищи. Они отворачиваются, и грохот стоит колоссальный. День и ночь идет ледокол, и всё время слышен этот звук, даже когда находишься в каюте. И ты думаешь: «Как только переборки всё это выдерживают!» Ледокол — это, конечно, нечто потрясающее!
- Что вы почувствовали, оказавшись на Северном полюсе?
- Только на Северном полюсе ты можешь проникнуться тем, что стоишь на макушке Земли, в точке, где нет ни запада, ни востока, ни севера. Во всех направлениях, куда ни посмотри, везде – юг. В полярную ночь солнца вообще не видно, оно как будто где-то под землей ходит. В полярный день оно не заходит и как бы все время идет по горизонтали по кругу вокруг вас. Утро, вечер, закат, восход —  все эти понятия  здесь стираются. Стоя тут, думаешь, что под тобой море, а на самом деле — трехметровая глыба льда, которая выдерживает даже садящийся самолет. Нельзя воткнуть палку и сказать, что тут Северный полюс — она будет дрейфовать вместе со льдом. Поэтому Чилингаров вместе со своей командой опустились на дно Северного Ледовитого океана и там, в точке Северного полюса установили российский флаг.
- Вы купались в Северном Ледовитом океане. Какие ощущения?
- Ледокол, отходя от Северного полюса, разворачивается, и за ним образуется широкая полынья. В ней очищают участок от обломков снега и льда. Вода там минус три градуса. Купание всегда  начинает капитан. Он показывает класс — ныряет головой вперед, потом ложится крестом на воде, как на курорте, и делает несколько заплывов. За ним прыгают все остальные. Впечатления очень сильные. Под тобой 4000 метров глубины! Там не то что дна не достанешь, но даже если утонешь, на него не опустишься — по дороге съедят! Плавание получается оригинальным и, понятно, недолгим. Многие просто окунаются и с визгом выскакивают. Но больше круга и делать нельзя. Затем надо срочно бежать на корабль и забираться в парилку.
- На Северном полюсе можно увидеть каких-нибудь животных?
- Из животных туда может забрести только белый медведь. Но это бывает редко. Ему нет смысла туда заходить. Лед три метра, нет проруби, где он мог бы добыть тюленя. Иногда залетают сюда птицы: полярная птичка пуночка, полярная крачка, глупыш — птица из отряда трубконосых, похожая на чайку.
- Как вы считаете, глобальное потепление — это реальная угроза? Как это сказывается на животном мире Арктики?
- Ученые говорят, что края ледового покрова уходят все дальше на Север. С одной стороны, это облегчает использование Северного морского пути — не так много льдов. С другой, создает много проблем. Например, для белых медведей. Раньше они переходили по льду от одного архипелага к другому и попадали на острова, где находятся родильные дома самок. А теперь от края льда до острова чуть ли не сто километров. Не каждый медведь такое расстояние проплывет, но если он не достигнет острова, на котором залежи моржей, значит, не найдет себе пищу. Это серьезная проблема. Возможно, конечно, что сейчас идет только цикл потепления, и потом наступит опять похолодание.
- Вы верите, что еще можно открыть новые виды животных?
- Новые виды животных открываются ежедневно. Обычно так говорят о крупных млекопитающих, которые у всех на виду, но моллюски, черви, насекомые, мелкие членистоногие, клещи, пауки — тоже животные. И их в некоторых группах даже больше неописанных видов, чем описанных. Многие из них, возможно, исчезнут прежде, чем мы узнаем об их существовании. Например, при вырубке деревьев в амазонской сельве. В Южной Америке, Западной Африке, Юго-Восточной Азии есть еще много густых, труднопроходимых лесов. Они недостаточно изучены, и там можно найти новые виды птиц, мелких млекопитающих, например, грызунов.
- Есть качества, присущие животным, которых не хватает человеку?
- Люди лучше животных! У животных есть зачатки интеллекта, но нет души. Человека от животного отличает не орудийная деятельность и даже не мыслительная активность, а самое главное отличие — способность верить. Люди выбирают по собственной воле, решая, что лучше или хуже, исходя не только из потребности, но и из морали. Животные это делают инстинктивно. Не стоит приписывать им человеческие качества и описывать их как людей. Например, считать благородными, коварными или хитрыми. Хищник  ловит и съедает жертву, но это не значит, что он жестокий, просто иначе ему не выжить. Тут нельзя никого обвинять. Не существует лебединой верности. Есть животные-моногамы, которые по своей генетике запрограммированы и образуют пары на всю жизнь. Это выгодно для их вида. Или, например, недавно стало известно, что молодой лев, победив старого хозяина прайда, обходит самок и убивает всех их львят. Так он, инстинктивно, конечно, стремится к тому, чтобы у львиц были детеныши только от него. С точки зрения морали — кошмар. Но это природный закон, и никто не может сказать льву: «Не делай так, прими чужих детей и воспитывай, как своих». Поэтому не стоит сравнивать человека и животных. Конечно, есть домашние питомцы, которые приобретают ряд как бы человеческих качеств. Они понимают своего хозяина, с ними можно разговаривать. Относитесь к ним и любите, как членов своей семьи. Вообще, ко всему в жизни надо подходить с любовью!
- На ваш взгляд, должны ли мы как-то заботиться и что-то делать для бездомных животных, живущих в городах?
- Мне стыдно сказать, но я не знаю, что делать. То, как сейчас предлагают обращаться с бездомными собаками, — негуманно, бездумно и безответственно, и я даже не хочу это комментировать. Хорошо, что создаются питомники и приюты, это лучше, чем бездомное существование. Там кормят. Но это только временные меры. В идеале у каждого такого животного должен быть хозяин, любящий и ответственный. Давайте попробуем поставить перед собой эту цель и к ней стремиться. Я хочу сказать, что каждый должен сделать то, что может на своем месте. Если кто-то может взять животное домой и сделать его счастливым, то пусть делает. А если не можешь, то хотя бы не осуждай тех, кто этим занимается. Есть такая молитва: «Господи, дай мне силу, чтобы бороться с тем, что я могу изменить, терпение, чтобы смиряться с тем, что я не могу изменить, и мудрость, чтобы отличить первое от второго».  Не в моих силах изменить ситуацию на планете, например, остановить глобальное потепление, но я могу помочь социально незащищенным людям. Сейчас курирую благотворительный проект помощи детям с врожденными дефектами лица, такими, как заячья губа, волчья пасть. Это несчастные, больные ребятишки. Они полностью изолированы от своих сверстников — те их сторонятся. Вокруг столько нормальных, зачем дружить с  человеком, у которого страшное и изувеченное  лицо. Изуродованным детишкам может помочь пластическая операция, но это очень дорого. Мы собираем деньги, и на них в институте пластической хирургии замечательный хирург Владимир Виссарионов и его команда возвращают этих деток к нормальной жизни. За пять лет прооперировали уже более 700 мальчиков и девочек.
Беседовала Марина Круглякова

19742

 


Страница 3 из 32

Новые книги

Исторический центр Лондона

News image

С.О. Ермакова.Исторический центр Лондона.В книге рассказывается о самых известных местах на карте столицы Великобритании — одного из прекраснейших городов мира. Читатель познакомится с историей и достопримечательностями Сити, Вестминстера, Вест-Энда, прогуляется по...

Далее...
Больше в: Книги

Путеводители

Финляндия

News image

Страна гор и озер — излюбленное место отдыха как для любителей северной природы, так и ценителей цивилизации, плавно вписавшейся в естественные ландшафты. Размеренный ритм финской жизни — настоящий подарок жителю ...

Далее...
Больше в: Путеводители

Наши партнеры

Международный независимый эколого-полито

News image

МНЭПУ – высокое качество обучения! Международные ...

Далее...
Больше в: Наши партнеры