Главная Интервью Переславскому железнодорожному музею – быть!

Переславскому железнодорожному музею – быть!

5-inerv-1Представьте, что вы едете на поезде, но не на простом, пассажирском, а на ретропоезде, и из его окон открывается живописный вид на серо-голубые просторы озера Плещеево. Гудок паровоза, ещё один – он звучит для вас не только приветствием, но и посылом из прошлого, когда в этом крае была развита более чем 150-километровая сеть узкоколейных железнодорожных путей. В настоящее время сохранился участок протяжённостью всего 2 км, и пока эти километры нанесены на карту, есть повод для мечты, дискуссий и реальных действий.

Бóльшая часть территории вокруг озера заросла камышом, осокой, ивняком и местами заболочена – близко не подойдёшь. Но её можно обустроить, кинуть путь узкоколейки и возродить добрую традицию ретропоезда, а может быть, придумать что-то иное. Ради коммерческих целей? Нет, только не для этого, а для другого, более ценного в современном чрезвычайно деловом и стремящемся ко всё более кажущемуся недосягаемым и отчасти нелепым техническому прогрессу мире. Речь о сохранении истории в гармонии с природой, а в качестве девиза – «Сохранять, не уничтожая». И растопят старый довоенный паровоз типа 157, произведённый в Финляндии танк-паровоз Фт-4-028 и построенный в 1950 г. паровоз Гр-269, который помнит годы своей работы на станции Таллинн-Вяйке в Эстонии. 
История Переславской узкоколейной железной дороги берёт своё начало в 20-е годы прошлого века, когда в окрестностях начиналась разработка торфяных месторождений, обусловленная переходом местных промышленных предприятий на новый вид топлива. Сначала, как и положено, первые робкие шаги, затем маленький расцвет узкоколейки, а потом спад и забвение – пройдены все стадии развития. И сейчас впору задать вопрос: «Какое наследие останется потомкам? И как мы сами можем это наследие сберечь?» 
Музей – вот что нужно! И такой музей был создан: задуманный ещё в 1989 г., он приобретает статус независимого предприятия три года спустя. Перед его основателями открываются новые горизонты, но какие – перспективные или утопичные? Ясно одно – предстояла большая работа: приведение в надлежащее состояние здания депо в Талицах, обустройство прилегающей лужайки с железнодорожными путями и, конечно, неутомимые поиски и исследования, словно искания первооткрывателей, а в целом – серьёзный вклад средств, труда, знаний. Экспедиции совершались в разные регионы независимо от погодных условий, и даже зимний период не смущал одержимых идеей людей, готовых отдавать свои силы ради выбранного дела. Случались у них курьёзы и слёзы, радости и негодования – всё, что сопровождает любое начинание. 
«Раньше, к сожалению, не всегда была возможность сохранить найденные объекты, поэтому велико было стремление проявить инициативу и сделать что-то полезное для этого. Сначала работа велась на голом энтузиазме, а сейчас уже не остановиться – планов много, и дай бог осуществить хотя бы часть из них. Мы выбрали направление и следуем ему», – таков ответ одного из основателей музея Вадима Миронова.

5-interv-2

Проехав 18 км к северо-западу от славного Переславля-Залесского, мы оказались в посёлке Талицы, в Переславском железнодорожном музее. Его территория окружена такими высоченными соснами, что, пока разглядываешь их кроны, начинает кружиться голова. Где-то совсем рядом слышатся голоса снегирей, а большеглазая стрекоза с прозрачными крыльями опускается на руку и на мгновение замирает...
Мы завороженно смотрим в другую сторону – на ручную дрезину – и собираемся совершить небольшую поездку по некогда развитому узкоколейному железнодорожному пути. Мы легко разогнались и вмиг преодолели полкилометра – такое расстояние проезжает дрезина. Вот и знак – дальше нельзя, а убегающий вдаль отрезок узкоколейки манит – впору пройти по ней пешком, да вот только дрезину без присмотра не оставить. Нужно возвращаться, а так хочется остаться здесь ещё на чуть-чуть… Управлять дрезиной уже сложнее, едем медленнее – дорога идёт немного в горку. А в это время кто-то такой же, как мы, с нетерпением ожидает своей очереди, чтобы отправиться в незабываемое путешествие. 
А нас уже ждал Сергей Дорожков, директор музея. Однажды он приехал в Талицы и остался, чтобы участвовать в жизни музея, находя и сохраняя бесценные экспонаты. Он посвятил себя увлечению, которое захватило его ещё с детства, – железным дорогам, а потом узкоколейкам. Навсегда и безоглядно. 
– Сергей, с чего начиналась Ваша железная дорога?
– В нашем роду немало железнодорожников, и это не могло не повлиять на мой интерес к железной дороге. Но были и другие предпосылки: в 60-е годы, уже выйдя на пенсию, моя бабушка, по профессии авиационный картограф, ездила отдыхать в Эстонию – ей там очень нравилось. Со временем она выучила эстонский язык и осталась там жить, а мы приезжали к ней. Наш домик стоял недалеко от железнодорожных путей, а именно – от входной стрелки. В то время ещё ходили паровозы, и я любил наблюдать их движение – машины притягивали взгляд. Лет в шесть я попросил маму купить железную дорогу, но игрушка PIKO была лишь катализатором. Там же, в Эстонии, мне посчастливилось увидеть первый организованный на территории Советского Союза музей узкоколеек, мне тогда было лет тринадцать. А в 1991 г. я посетил музей в Лавассааре более осмысленно, потому что, наверное, уже тогда было принято решение.
Затем началось воплощение в жизнь судьбоносного решения?
– Да – я поступил в МИИТ на обучение по специальности «Ремонт и восстановление вагонных конструкций грузового вагонного парка» кафедры «Вагоны и вагонное хозяйство». Всё это время тема узкоколейки оставалась для меня актуальной, и даже диплом я писал по перспективным системам ремонта вагонов для перевозки торфа узкой колеи. В институте в то время не было кафедры, занимавшейся изучением развития железных дорог в её историческим аспекте, а, поскольку мой интерес к старой технике не ослабевал, я продолжал заниматься поисками и часто представлял, как нахожу имеющий историческое значение объект. Больше всего я мечтал найти паровоз (им стал паровоз типа 157 Коломенского завода, привезённый в 1998 г. из города Балахны Нижегородской области). Хотелось самому, своими руками спасти его и показать людям. 
Летом 1989 г. из серии статей «Зелёный свет кооперативному поезду» газеты «Известия» (издание города Владимира) я узнал о создании под Переславлем музея. Сюда, в небольшое отдельное депо, в 1994 г. перебазировались будущие экспонаты, которые первоначально размещались на боковых путях станции Вёкса. В тот год я приехал в Талицы да так и остался здесь – по-другому и быть не могло. 
– Расскажите о периоде становления музея? 
– Всё началось с идеи организовать совместно с производственно-кооперативным объединением «Декор», владевшим несколькими десятками километров железнодорожных путей, движение ретропоезда, который курсировал бы в окрестностях Переславля-Залесского вдоль берегов озера Плещеево. Предполагалось создать и музейный отдел. Так что свои поиски мы начинали осуществлять в рамках проекта «Ретропоезд». Открытие туристического маршрута состоялось 2 июня 1991 г. Ретропоезд курсировал от Переславля до станции Вёкса. Это была неплохая задумка (и мы рады, что справились с такой задачей), но нам всё же хотелось большего – ощущать живое дыхание старой техники и испытывать счастье после её возрождения, поэтому рвались в дорогу, к новым целям. Но без предварительных зацепок, которые могли привести к реальным находкам, такие поездки не могли бы состояться. Как не могли бы они существовать отдельно без знаний и навыков, поэтому параллельно мы изучали специализированную литературу – набирались знаний для последующего грамотного их применения, – объяснял Сергей. – Наша задача требовала не только поисков как таковых, но и усилий по транспортировке, коммуникативных навыков и, что особенно важно, знаний в области железнодорожной техники и технологии, истории узкоколейных дорог, а также чёткого понимания ценности находок. 
Музей – это не только коллекция, но и экспозиционная составляющая, и доступность, и целый ряд других факторов. Только к 2000 г. он приобрёл, с нашей точки зрения, тот статус и вид, когда можно приглашать гостей – период становления завершился.

5-interv-3 
– Какие чувства Вы испытывали, когда ретропоезд двинулся в путь? Можно ли их сравнить с чувством обретения новых находок?
– Чувства открытий и достижений технических, пожалуй, всё же разные. Это довольно трудно передать словами. У каждого они свои. Открытие – это радость находки, успеха, не зря проделанной поисковой и физической работы и сразу же ощущение предстоящего огромного пути вперёд – достать, перевезти, восстановить. А чувство, когда машина поехала, обычно неотделимо от ощущения некоей пустоты, которая возникает по окончании работы. Несмотря на то что это был колоссальный успех, с другой стороны, жизнь такого экспоната словно замирает, откладывается на неопределённое «потом», «может быть», «когда-нибудь»… 
Какие объекты стали первыми экспонатами музея? 
– Первой находкой (1990 г.) стал крытый грузовой вагон Wismar, построенный в Германии. Тот год был богат на паровозы: мы привозим из Ленинакана танк-паровоз Фт-4-028, признанный в 1999 г. памятником науки и техники 1 категории (свидетельство №358), находим два паровоза серии Кп-4 – 300 и 469 – и недостающий для формирования ретропоезда пассажирский вагон II/III класса, произведённый в Германии. И всё это предстояло привести в надлежащее состояние и с точки зрения внешнего вида, и в части приведения в действие затёкших от времени механизмов. В 1991 г. нас порадовала интересная находка – паровоз Гр-269, который, едва сойдя в 1950 г. с конвейера города Бабельсберга, начал свою трудовую деятельность в тогда ещё Эстонской ССР. 
У музея интересная коллекция. Расскажите о ней. 
– Отсюда, из болот, пришли в Переславль первые рельсы. Местная узкоколейка – это стандартные по советским меркам 750 мм, и большинство объектов соответствуют им, хотя есть образцы 600 мм и 900 мм. Но какой-либо старой техники здесь не сохранилось. Из современных объектов… Да, осталось кое-что от закрывшегося местного торфопредприятия, например, мотовоз 1987 г., тепловоз ТУ-1984, водивший нашу «Кукушку». Два пассажирских вагона поезда также представлены. 
На настоящий день у нас собраны локомотивы, вагоны и вагонетки, дрезины и ещё много других объектов, которые так или иначе связаны с понятием железнодорожного транспорта и его инфраструктуры. Нам всегда хотелось иметь экспонаты с вековой историей, и мечта исполнилась – таким объектом стал в 1990 г. пассажирский вагон, вошедший в состав ретро-поезда. Хочу вернуться к паровозу Фт-4-028. Несмотря на то что он вроде бы ходил, мы решили придать ему тот вид, в котором он вышел из ворот завода. В 2012 г. работа была практически завершена, и на сегодняшний день этот паровоз – один из центральных экспонатов. 
В прошлом году была найдена гидроколонка дореволюционного периода. Она установлена и подготовлена под подвод системы водоснабжения, ведь впереди строительство водонапорной башни. В дар от ОАО «РЖД» мы получили колёсотокарный станок 1903 г. Причём вся история этого уникального объекта известна, ничего не утеряно, и после проведения необходимых восстановительных работ экспонат будет доступен для осмотра. 
– У нас представлена экспозиция полевых железных дорог, – Сергей обращает наше внимание на небольшой огороженный участок. – В апреле 2017 г. пришёл подарок из Орловской области – комплектное звено образца 1929 г. пути (600 мм) военно-полевой железной дороги французской армии, сохранившееся со времён Великой Отечественной войны и использовавшееся на дороге Оптуха – Болхов. А это современная вагонетка 600 мм. Здесь ещё будет размещена стандартная вагонетка опрокидная, которую почти нигде и не увидишь теперь. Сами рельсы привезены из Карелии – это конно-рельсовая дорога, действовавшая в 50-е годы. Плюс ботаническая составляющая экспозиции.
За разговором не заметили, как подошли к одному из недавно прибывших из Нижегородской области экспонатов. 
– Автомотриса АМ-1-093 была перевезена к нам 7 июля 2017 г. в рамках развития независимого общественного проекта «АМ-1» по восстановлению уникальной единицы подвижного состава. Ей предстоит значительный ремонт, но впервые за 30 лет она встала на рельсы! – Сергей воодушевлён.
Мы гладим её покрывшийся ржавчиной бок – автомотриса вызывает симпатию. Предвидя скорое своё преображение, она провожает нас добрым взглядом – скоро у неё появятся новенькие фары.

5-interv-4
Ведётся ли реестр экспонатов, что в планах на ближайшее будущее?
– Процесс учёта фондов трудоёмкий и небыстрый, но мы им тоже занимаемся. Музейная деятельность требует комплексного подхода: упорядочения учёта и конкретной работы с экспонатами. Например, есть категория почти «убитых». Это дореволюционные вагоны, поступающие в коллекцию в состоянии «набора щепок», зачастую на полностью гнилых рамах. Таких экспонатов довольно много, и к их восстановлению мы пока только прицеливаемся – здесь нельзя будет совершать ошибки.
В ближайшее время также запланировано строительство дополнительного большого навеса, где будут размещены фонды и экспозиционная часть, предполагаем осуществить перекладку путей. Работа не прекращается ни на минуту. Она и не может прекратиться – музей адаптируется к меняющемуся миру.

Какова концепция Вашей деятельности? 
– Музей делает акцент на истории техники, и это большой плюс. Цель – сохранить историю узкоколейного железнодорожного транспорта. Работа по восстановлению очередного его образца всегда интересна – своего рода маленькое открытие. Но, чтобы прийти к такому открытию, зачастую требуется совершить «мозговой штурм», засиживаясь в архивах, изучая чертежи, обсуждая технологии и подбирая материалы. Бывает, что привозим объекты по частям, а потом собираем, восстанавливаем работоспособность техники, добывая трудом и чудом недостающие детали. Поэтому мы рады помощникам, профессиональным мнениям, взглядам со стороны и новым сведениям о возможных экспонатах. 

Что больше всего по душе посетителям музея? 
– Все посетители разные, но, думаю, любой найдёт для себя что-то интересное: людей с достаточно глубокими знаниями истории интересуют старые паровозы, станки, вагоны. Многим нравится автомобиль «ЗИМ» на железнодорожном ходу. Если приезжает семья с детьми, то они чаще всего ориентированы на какие-то яркие моменты, например, сфотографироваться около паровоза, прокатиться на ручной дрезине – она у нас очень популярна. 
Над нами кружили неугомонные ласточки, встречая и обсуждая на своём птичьем языке новых посетителей. Под крышей гостеприимного депо они свили свои гнёзда, значит, и для них нашлось место на территории музея. «Каждому “бездомному” экспонату найдётся у нас место», – с трогательной заботой в голосе сказал Сергей, на секунду о чём-то задумавшись, а мы следовали взглядом за птицами – наша беседа подходила к концу. 
У каждого, кто приходит в музей, остаются впечатления, к которым они обратятся в своих воспоминаниях. Наверняка среди этих людей есть те, кто, будучи неравнодушным к теме узкоколейных железных дорог, сюда ещё вернутся. Думаю, вернёмся и мы – не только для того чтобы прокатиться на дрезине, а это действительно незабываемо, но и для какой-то реальной помощи. И на сердце сделалось так радостно… Хорошо здесь, и цель у ребят добрая и правильная – мы желаем им удачи! И пусть не прерывается связь времён, пусть бегает дрезина и готовятся к очередной растопке и выходу «в свет» старенькие паровозы. Они нужны нам!

Интервью вела Ольга МИХАЙЛОВА
Фото автора


ЕЩЕ  Интервью
 


Свежие публикации:



Новые книги

Сергей Пасенюк "КОМАНДОРСКИЕ ОСТРОВА"

News image

Сергей Пасенюк.КОМАНДОРСКИЕ ОСТРОВА.Этот альбом — документальный рассказ о затерянных в океане Командорских островах — Беринга и Медном, — изъеденных океанским сквозняком осколках Алеутской гряды, некогда соединявшей два материка. По счастливой сл...

Далее...
Больше в: Книги

Путеводители

Финляндия

News image

Страна гор и озер — излюбленное место отдыха как для любителей северной природы, так и ценителей цивилизации, плавно вписавшейся в естественные ландшафты. Размеренный ритм финской жизни — настоящий подарок жителю ...

Далее...
Больше в: Путеводители

Наши партнеры

Центр развития туризма Свердловской обла

News image

Центр развития туризма Свердловской ...

Далее...
Больше в: Наши партнеры