Главная Тайны истории Китайский след римского легиона

Китайский след римского легиона


В правление династии Хань (200 г. до н.э. – 200 г. н.э.) Китай представлял собой грозную военную силу, его армии совершали походы далеко за пределы страны. Одним из наиболее успешных был поход 36 г. до н.э. в Центральную Азию. Целью ханьских военачальников было устранение угрозы их власти, хотя её центр и находился на другом конце Азии. Именно тогда, как считается, китайцы встретили и захватили в плен пропавшее соединение римской армии.
Больше всего неприятностей причинял один из претендентов на титул верховного вождя, известный под именем Чжи Чжи. Именно против него и была послана в 36 г. до н. э. в Согдиану военная экспедиция Чэнь Тана, имевшего звание «заместителя генерала-защитника западной границы».
Чэнь Тан совершил марш-бросок на полторы тысячи километров к цитадели Чжи Чжи и взял её приступом. Сам вождь был схвачен и обезглавлен. Китайская пограничная армия одержала победу, однако у Чэнь Тана возникли проблемы. Пытаясь поскорее собрать нужное войско, он подделал некоторые документы, подписавшись за императора. Он приказал поскорее изготовить красивые картины с изображением своих побед и доставить их ко двору, чтобы умилостивить правителя. При дворе рисунки понравились, и Чэнь Тану удалось избежать гибели

1-nik3Эти-то иллюстрации, ныне утраченные, послужили главным источником информации для описания военной кампании Чэнь Тана через 100 лет после неё в книге «История ранней династии Хань». Составитель подробно описывает осаду, включая диспозицию сил Чжи Чжи внутри и вокруг города на момент прибытия китайцев: «Более ста всадников выехали наружу и галопом скакали взад-вперёд у стены. Около двухсот пехотинцев, выстроившихся с обеих сторон от ворот, маршировали в строю, устроенном наподобие рыбьей чешуи. Люди, стоявшие на стене, один за другим бросали вызов китайской армии, крича: «Выходите и бейтесь!»

Кстати 

Упоминание о строе в виде рыбьей чешуи очень любопытно. Трудно представить, что оно может подразумевать нечто иное, кроме манёвра с перекрывающимися щитами, а это сразу же заставляет вспомнить о тактике, разработанной римлянами. Лишь у римлян имелись четырёхугольные щиты, пригодные для построения в виде рыбьей чешуи. Scuta, стандартный щит легионеров, имел прямоугольную, цилиндрически изогнутую форму и отлично подходил для построения в ряды и образования временных защитных «стен». Наиболее знаменитая тактика построения со щитами называлась testudo (черепаха). Она была доведена до совершенства в конце I в. до н.э.: квадрат легионеров соединял щиты сверху и со всех сторон, что давало им полное укрытие от вражеского огня.

Когда оксфордский востоковед Хомер Дабс( Хомер Г. Дабс. Военное соприкосновение между римлянами и китайцами в античное время (Homer H. Dubs. An Ancient Military Contact Between Romans and Chinese. American Journal of Philology 42 (1941), pp. 322-30. Вестник древней истории. № 2, 1946, стр. 45-50)в начале 1940-х гг. обратил внимание на упоминание о боевом порядке в виде рыбьей чешуи, он тут же вспомнил о римских легионерах: «Линия римских щитов, протягивающаяся непрерывной цепочкой вдоль фронта пехотинцев, будет напоминать „рыбью чешую“ тому, кто раньше никогда не видел подобного построения, в особенности из-за того, что щиты имели скруглённую поверхность. Трудно придумать более удачный термин для описания». Второй намёк говорил о том же. В «Истории ранней династии Хань» упоминается, что городские ворота были защищены двойным палисадом. Это опять-таки наводит на мысль о римлянах: легионеры были непревзойдёнными мастерами в строительстве подобных укреплений, состоявших из канавы, обнесённой рядами заострённых кольев спереди и сзади. Х. Дабс посоветовался со своими коллегами-историками и обнаружил, что ни один другой древний народ не пользовался такими фортификационными сооружениями. В частности, кочевники не обладали какими-либо знаниями в области военной инженерии. Объединив указания на боевой порядок в виде «рыбьей чешуи» и двойной палисад, Дабс предположил, что армия Чжи Чжи включала несколько сотен римских легионеров, которые каким-то образом оказались далеко на востоке и поступили к нему на службу в качестве наёмников. Предположение представляется слишком смелым, но оно основано на некоторых исторических свидетельствах. Известно, что величайшей угрозой для римской власти на востоке всегда была Парфянская империя, центр которой находился в Иране. Возродив старые имперские амбиции древних персов, парфяне установили свою власть над Ираком, Сирией и Палестиной. В 54 г. до н.э. Красс, до того расправившийся с взбунтовавшимся Спартаком, отправился в поход с целью «разрубить парфянский узел на Ближнем Востоке». Сначала ему сопутствовала удача. Его армия — семь римских легионов, 4000 всадников и почти столько же легковооружённых пехотинцев (в целом около 42 000 человек) — значительно продвинулась на территорию Северного Ирака. Потом, в мае 53 г. до н.э., она встретилась лицом к лицу с врагом у Карраха (Харран) (Харран, или Карры  — древний город в северной Месопотамии, впервые упомянутый в хеттских документах из Богазкёйя, а затем в Ветхом Завете и ассирийских царских надписях. В настоящее время — административный центр одноимённого района в турецкой провинции Шанлыурфа.)

1-nik51-nik4Союзники Красса дезертировали ещё до начала сражения, прихватив с собой большую часть кавалерии. Его силы, хотя и значительно превосходившие вражеские, почти полностью состояли из пехотинцев. Навстречу им выступила конная армия, включавшая подразделение из примерно 9000 опытных лучников. Парфянская тяжёлая конница быстро разбила вспомогательные войска Красса, в то время как проворные лучники внесли смятение в его главные боевые порядки. Легионеры образовали оборонительный квадрат и сомкнули щиты вокруг себя, но без особого успеха. Римлянам ещё предстояло усовершенствовать манёвр «черепахи»; хотя солдаты Красса были защищены со всех сторон, они по-прежнему оставались уязвимы сверху. Стреляя высоко в воздух, парфянские лучники обрушили на них град стрел. Не в силах выстоять перед таким натиском, римляне отступили на более высокую позицию для перегруппировки. Красса отвлекли от своих войск обманным обещанием мирного договора и убили, а его голову отослали в Парфию царю Ороду II как военный трофей. Римское войско пришло в полный беспорядок. Двадцать тысяч римлян было убито на месте, ещё десять тысяч захвачено в плен. 

Из досье историков: из достоверных источников

Плутарх: «Красса же убил парфянин по имени Эксатр. Иные говорят, что это неверно, что умертвил его другой, а Эксатр лишь отсек голову и руку трупа. Впрочем, об этом скорее догадываются, чем судят наверняка, ибо одни из находившихся там римлян погибли, сражаясь вокруг Красса, а другие же поспешили ускакать на холм. Подъехавшие к холму парфяне объявили, что Красс наказан по заслугам, а прочим Сурена предлагает смело сойти вниз. Одни сдались, спустившись с холма, другие ночью рассеялись, но спаслись из них лишь немногие, остальных же выследили, захватили и убили… Говорят, что погибло двадцать тысяч, а живыми было взято десять тысяч человек». 

(Рим не забыл о позоре Карраха. Восемнадцать лет спустя знаменитый император Марк Антоний вернулся в Парфию, чтобы отомстить за поражение Красса. На этот раз римляне довели до совершенства искусство формирования «черепахи» и смогли обеспечить себе полную защиту от парфянских стрел. Антоний не добился полного успеха, но его поход завершился с куда меньшими потерями для римского войска, чем военная кампания Красса.) 
Что же случилось с десятью тысячами легионеров, захваченных в плен при Каррахе? В римских хрониках говорится, что парфянский царь приказал перевезти их за две тысячи километров на противоположный конец своей империи. Многие умерли во время долгого и тяжёлого путешествия, но выживших поселили как наёмников в провинции Маргиана (Маргиана (др.-перс. Маргуш) — одна из сатрапий Ахеменидской империи, упомянутых в Бехистунской надписи. Получила название по имени главного города — Мерва. Соответствует территории Восточного Туркменистана. Восточнее Маргианы находились сатрапии Согд и Бактрия.) на восточной границе Парфии. Римский поэт Гораций предполагал, что воины, отчаявшись когда-либо вернуться домой, женились на местных женщинах и обустраивали свою новую жизнь. (Этот сюжет напоминает историю о воинах Александра Македонского, оставлявшего своих воинов жить на границах империи, в частности, и в Каррахе.) 
Итак, мы знаем, что около 50 г. до н.э. несколько тысяч римских легионеров действительно находились в Центральной Азии. Возможно, парфянский царь продал некоторых своих легионеров правителю соседней Согдианы (Согдиана - область в Средней Азии в междуречье Окса и Яксарта. Ныне территориально разделена между Узбекистаном (где располагался центр Согдианы город Самарканд) и Таджикистаном (Согдийская область), который был патроном Чжи Чжи, а может быть, некоторые римляне смогли бежать и продолжили свой путь на восток как «солдаты удачи 
Что же произошло с ними после сражения с армией Чэнь Тана? Каков был их дальнейший путь? В китайских хрониках утверждается, что после битвы с Чжи Чжи 145 вражеских солдат были захвачены в бою, а ещё 1000 сдались в плен. Затем пленники были распределены в качестве рабов среди различных союзных правителей, предоставивших свои силы для экспедиции. Дабс отметил, что число 145 соответствует количеству («около 200») солдат, выполнявших построение в виде «рыбьей чешуи», и выдвинул предположение, что среди пленников могло быть много римлян.

В любом случае резонно предположить, что римляне не были истреблены поголовно. Вполне возможно, их могли угнать дальше на восток как рабов или наёмников в одно из государств китайского Туркестана, возможно, определили служить на заставу, прикрывающую северо-западную границу империи, предоставившей свои войска для экспедиции Чэнь Тана. И Дабс задался вопросом: могли кто-нибудь из них достигнуть Китая? Но впоследствии он пришёл к выводу, что «такое событие представляется маловероятным».

Несколько лет спустя Дабс вернулся к этой теме; на этот раз в его распоряжение попали сведения, что легионеры в конце концов действительно оказались в Китае. 

Дабс решил отыскать это место и просмотрел все названия поселений в древних переписях населения. Исследователь предположил, что название какого-нибудь населенного пункта подтвердит наличие столь необычных для Китая поселенцев. И он оказался прав. В переписях 5 г. н. э. упоминается северная деревня Лицянь – слово, обозначавшее в Китае греко-римский мир! А два названия расположенных рядом с Лицянем поселений оказались вовсе не китайскими. Они наверняка имели отношение к родине иммигрантов из Средиземноморья. Мало того, в 9 г. н. э., когда император Ван Ман распорядился, чтобы названия населенных пунктов «говорили правду», Лицянь переименовали в Цзелу, что означает «собранные вместе пленники».

Почему китайский город получил такое необычное название? Значит, город был населён людьми из Римской империи, захваченными в плен при штурме другого города? Здесь, по-видимому, теряются последние следы римских солдат, остатка легионов Красса, которые против своей воли пересекли треть мира.

«Если население города не претерпело значительных изменений за последние две тысячи лет, анализ ДНК когда-нибудь может предоставить убедительные аргументы в пользу этой экстравагантной гипотезы», - говорил в свое время Добс.

Из досье историков: посольство Антония 

Вообще контакты Рима с Китаем продолжались в том или ином виде в течение двух или трёх столетий, пока в 166 г. н.э. в китайских анналах не появилась удивительная запись. Там говорится о прибытии «посольства» от царя Ань Туна из Дациня — одного из двух китайских названий для Римской империи. Ань Тун, очевидно, был императором Марком Аврелием Антонином (161—180 гг.). «Посольство», или, скорее, торговая делегация, судя по всему, прибыла морским путём, совершив плавание вокруг Индии. Она предложила дары, состоявшие из слоновой кости, носорожьего рога и черепашьих панцирей. Но, как с некоторым раздражением заметили китайцы, «в их дани совсем не было драгоценных камней».

…Прошло несколько лет, и пролить свет на события более чем 2000-летней давности вслед за Дабсом взялся австралийский энтузиаст Дэвид Харис. До недавних пор он был учителем в одной из школ города Аделаиды. Харис уверен, что опытные римские воины, закаленные в боях, привыкшие к дальним походам, выдержавшие все тяготы плена и жизни на чужбине, не могли исчезнуть просто так, бесследно раствориться во времени и пространстве. Конечно, в его гипотезе много спорного. Но не будем чересчур строгими к любителю-энтузиасту. 

А началось все с лекции об одах римского поэта Квинта Горация Флакка. На ней молодой учитель услышал выдержки из произведений современника Красса. В них упоминалось о странном исчезновении легиона, плененного в битве с парфянами. Тогда Дэвид еще не подозревал, что загадочная судьба легионеров, сражавшихся под знаменами Красса, известного своим подавлением восстания Спартака, захватит его настолько, что станет делом жизни, тесно переплетется с его собственной судьбой…

Отказавшись от места преподавателя, австралиец все свое время посвятил разгадке тайны легиона. По крупицам стал собирать малейшие упоминания на эту тему. Помимо «Сравнительных жизнеописаний» Плутарха, отрывочные сведения о плененных воинах он нашел в одном из произведений римского писателя Плиния. Оба названных автора жили уже в начале нашей эры. В письменных источниках более позднего периода найти ничего не удалось. 

Успех пришел неожиданно и оттуда, откуда его трудно было ждать, — из Китая, где уже искал в свое время Дабс. Там неутомимый австралиец вслед за европейским историком нашел то, что пока можно назвать обнадеживающим намеком на возможность обнаружить след римского легиона, затерявшегося в веках. В китайских летописях упоминается необычная битва. Она произошла в 36 г. до н.э. на западных рубежах китайской империи. Противниками ханьских солдат были «странного вида воины», поразившие китайцев невиданной тактикой боя. Они сдвигали большие щиты так, что их необычное боевое построение напоминало черепаху. 

Выяснилось, что китайским историкам было известно об исчезнувшем ныне городе Лицзянь (Ли Чань). Об этом говорится в летописях. Но можно ли считать чистым совпадением то, что этим же словом китайцы называли когда-то и Древний Рим. Это оказалось ключом к очередному открытию – как для Дабса, так и для Харриса. 

Дэвид Харрис совершил два путешествия в Китай и организовал поиски. Поиски он начал в районе города Юнчан и вскоре нашел развалины древнего города: фундаменты домов, остатки стен и крепостного вала. К сожалению, отсутствие разрешения на археологические исследования стало непреодолимым препятствием для дальнейших разысканий.

«Мы лишь нашли несколько осколков глиняной утвари периода династии Хань (206 г. до н.э. — 220 год н. э.). Необходимы настоящие раскопки, чтобы точно определить, жили ли там римляне», - говорит Дэвид. 

Харрис был уверен: он на правильном пути. Помимо керамики в Юнчане он встретил немало жителей с необычной для китайцев пигментацией кожи, хотя этот факт не является для ученых строгим доказательством.

Он вступил в переговоры с китайской стороной, планирует создать международное общество для проведения раскопок в развалинах древнего города. «Позиция китайской стороны весьма обнадеживает. Она полна стремления оказать содействие», отмечает австралийский энтузиаст. Это и понятно, ведь если его гипотеза получит фактическое подтверждение, будет наново переписано несколько страниц древней истории Запада и Востока. Может оказаться, что римские воины достигли древнего Китая за 1300 лет до того, как их великий соотечественник Марко Поло совершил туда путешествие и написанная с его слов в 1298 г. книга стала одним из первых источников знаний европейцев о странах Азии. 

Но даже если археологи и генетические анализы оправдают надежды, «потерянные легионеры» все равно не станут первыми, кто совершил такой переход и достиг окраины пустыни Гоби. Ведь уже полтора столетия до разгрома легионов Красса существовал знаменитый «Шелковый путь», по которому шли караваны и поддерживались торговые связи между Китаем и портами на восточном побережье Средиземного моря. На каком-то этапе, как свидетельствует история, была неизбежной борьба за преобладание в посреднической торговле между Римом и Парфией. Вполне вероятно, что Красс и тысячи его легионеров сложили головы, отстаивая интересы римских патрициев, вовлеченных в это соперничество. Как бы то ни было, центурионы исчезнувшего легиона, принадлежавшие к римской знати, могли знать о торговом пути на Восток. Не исключено, что такие люди возглавили поход затерявшегося легиона. В таком случае его маршрут мог пролегать через Мерв, Хотан, Балх и дальше на восток… Конечным пунктом и прибежищем римлян вполне мог быть китайский Лицзянь, расположенный у главной караванной дороги. 

Из досье биологов: гены говорят в пользу Рима 

Ученые изучили ДНК жителей деревни Лицянь в провинции Ганьсу, расположенной на периферии пустыни Гоби, в северо-западной части Китая. Генетики пришли к выводу, что 56% изученных ДНК свидетельствуют о европеоидном происхождении предков местного населения. У многих людей здесь голубые или зеленые глаза, длинные носы и даже светлые волосы, так что в их жилах вполне может течь кровь европейцев. Многие местные жители и сами считают, что они потомки затерявшегося в этих краях римского легиона. 

Теперь археологи собираются провести раскопки в районе деревни и вдоль древнего Шелкового пути. Они надеются найти руины римских фортов или же какие-то другие здания, выстроенные легендарными римскими легионерами. «Мы надеемся доказать, что эта легенда основана на реальных фактах, и найти следы ранних контактов между Китаем и Римской империей», — рассказал Юань Хунгэн, глава Итальянского исследовательского центра в университете Ланьчжоу. 

Специалист по античности и антрополог Маурицио Беттини  из университета Сиены (Италия) считает, что эта легенда — не что иное, как сказка. «Чтобы доказать эту теорию, археологам необходимо найти римские монеты или оружие. Без доказательств такого рода история о затерянном легионе остается лишь местной легендой», — отметил Беттини. 

1-nik2

Профессор Ян Гунлэ из Пекинского педагогического университета придерживает той же точки зрения: «Этот район находится на Шелковом пути, поэтому там особенно высока вероятность межнациональных браков. «Иностранное» происхождение местных жителей, которое показали генетические анализы, ничего не говорит о римских предках». Профессор Се Сяодун, генетик из университета Ланьчжоу, также настроен весьма скептически: «Даже если они действительно потомки римлян, это не означает, что их предки были римскими легионерами».

Алексей Комогорцев, Николай Непомнящий 

ЕЩЕ  Тайны истории
 


Свежие публикации:



Новые книги

100 великих географических открытий

100 великих географических открытий.Подвиг познания Земли длился тысячелетиями. Первое знакомство с новой местностью или акваторией было зачастую поверхностным. Это порождало порой самые фантастические представления о дальних странах и народах. Последующим ...

Далее...
Больше в: Книги

Путеводители

Барселона

News image

В этом карманном путеводителе описаны история, достопримечательности и индустрия развлечений ...

Далее...
Больше в: Путеводители

Наши партнеры

Международный независимый эколого-полито

News image

МНЭПУ – высокое качество обучения! Международные ...

Далее...
Больше в: Наши партнеры