Главная Русский мир Русский мир История Крапивенского городища

История Крапивенского городища

На земле Белгородской найдено безымянное и безызвестное Древнерусское городище. Находится оно между двумя селами Шебекинского района: Чураево и Крапивное. Сведений  о нем чрезвычайно мало. Известно, что возникло оно  в X веке. На этом городище,  имеющем современное название Крапивенское, быстро укрепилась и восстановилась древнерусская застава. О том , как жили и сражались русские люди в крепостях Белгородского края, красноречиво говорят раскопки Крапивенского городища. На месте древнерусского города на Крапивенском городище только в 1995 году найдено более 1000 предметов, среди которых – уникальная железная палочка стилос, по – русски «писало».

История  Крапивенского городища

История легендарной, языческой Руси до сих пор недостаточно изучена. По-прежнему не утихают споры вокруг подлинности «Влесовой книги» («Влесовой летописи») – древней языческой летописи. Выполненная на деревянных дощечках, она была обнаружена в усадьбе Задонских, в 60 км от усадьбы их хороших знакомых, известных шебекинских землевладельцев Ребиндеров. В дальнейшем Ребиндеры немало сделали для популяризации «Влесовой книги».

Городище занимает широкий Г–образный мыс правого берега р. Корень, прилегающий к северо–восточной окраине села. Восемьсот лет назад здесь стоял большой древнерусский город, защищенный высокими валами, глубокими рвами и неприступными меловыми обрывами. С ровной площадки, служившей местом для укрепленного посада, т. н. «окольного города», открывается живописный вид на пойму реки. Мыс заканчивается узкой стрелкой, на которой располагался кремль–детинец. Вокруг –остатки древних городских предместий и некрополей. Еще в 1962 г. московский археолог С.А. Плетнева обнаружила Крапивенское городище и нанесла его на карту. Однако в ходе предварительного осмотра исследовательнице не удалось выявить структуру памятника, по причине чего он был отнесен к группе обычных пограничных крепостей. Только последующие детальные разведки показали большую сложность объекта и дали основания считать его остатками поселения городского типа.

Ряд исследователей (А.Д.Жучков) считает, что площадь городища около ста гектаров, что в три раза превышает размеры таких городов Руси XI- XII веков как Новгород – Северский, Путивль, Рыльск, Курск. А.Д.Жучков считает, что это городище Тьмуторокань. А неизвестен и безымянен он потому, что следы его местонахождения в летописях были уничтожены умышленно. Причем дважды. В первый раз – в начале XII века летописцами Владимира Мономаха, а во второй раз – «историками»  Екатерины II в конце XVIII столетия. На территории  городища находилась, по мнению А.Д.Жучкова, Тьмутороканско - Печерская лавра. Причем христианство на Руси, видимо, началось с нее, а не с Киевской лавры. В этих наших русско-хазарских краях русы были крещены почти за сто тридцать лет до крещения в Киеве, как свидетельствуют византийские источники, при патриархе Фотии в 860-х годах Солунскими братьями Кириллом и Мефодием. Спор и гадание, в какой местности это могло произойти, идет в историографии и богословии с девятнадцатого века. И ответ на этот вопрос может дать Тьмутороканская лавра – в том случае, если найдутся желающие ее раскопать…  Почему же этот легендарный древнерусский город оказался изгоем русской истории?..

Заступив в 1113 году на великое княжение, Владимир Вселоводович Мономах приказал переписать летописный свод «Повесть временных лет», а неугодные потомкам Всеволода Ярославича события и местности не упоминать. Отношения Мономаха с Тьмутороканью прекрасно иллюстрируются в «Слове о полку Игореве», где говорится, как княживший там Олег Святославич «вступал в златое стремя в граде Тьмуторокане,…а сын Всеволода, Владимир, каждое утро уши закладывал в Чернигове». Здесь автор «Слова…» в одном кратком предложении дважды обижает самолюбивого князя: во-первых, он умышленно не называет Мономаха по отчеству, а во-вторых, что Владимир от страха закладывал уши – чтобы не слышать звон военных доспехов Олега из Тьмуторокани… И это – о таком воине как Мономах!

После смерти Всеволода в 1094 году, Олег Святославич пошёл в свою вотчину Чернигов, выгнал оттуда Владимира Мономаха и стал княжить в Чернигове. 1094 год считается в историографии последним в связи с упоминанием Тьмуторокани. Но историкам XVIII века был известен ещё какой-то, не дошедший до нас, источник, в котором рассказывалось, как княживший в Тьмуторокани Всеволод Олегович в 1127 году внезапно пришёл с войском к Чернигову и выгнал из него своего дядю Ярослава Святославича.

Очевидно, этот поход Всеволода Олеговича на Чернигов был не военным походом, а исходом русского населения из земель верховьев Донца. Такой же, как за десять лет до того, в 1117 году был исход русского населения из Белой вежи и основания им в черниговской местности нового поселения — Белая вежа.

История  Крапивенского городища

О том, что исход из Тьмуторокани был не поспешным, а хорошо opганизованным, можно судить по тому, как тщательно были засыпаны входы в пещеры монастыря, так сказать, законсервированы на века. И, очевидно, не одна заговорная молитва прозвучала здесь в своё время, и витает их дух, охраняя тайну, не только над этой местностью, но и над всей Россией до сих пор... Ну, скажем — такой забавный факт: от года, когда была покинута Тьмуторокань, и до года, когда она была помещена в Тамани, прошло 666 лет! Что это?.. Козни дьявола?.. И ещё, можно сказать, эпохальная загадка: обошедшая весь мир стран¬ная «Влесова книга» имеет с этим городищем самую непосредствен¬ную, но тайную связь. Но это для любителей мистики. Для серьёзного же разговора А.Д. Жучков обращается к источникам историческим.

В «Повести временных лет» рассказывается, как умирающий в 1074 году игумен Киево-Печерского монастыря Феодосий просит Печерскую братию избрать на своё место игуменом монаха Иакова. Но Печерские монахи отказываются выполнить его просьбу по той причине, что Иаков «не здесь пострижен». Он был пришельцем из монастыря Переяславского княжества — вотчины Всеволода Ярославича. Феодосий же им сказал: «Вот я вам, по Божию повелению, назначил Иакова, а вы по своей воле хотите сделать. Ступайте без меня сговоритесь, кого хотите, кроме двух братьев, Николы и Игната; из прочих кого хотите от старейших до меньших». Братья избрали Стефана, и Феодосий благословил его на игуменство.

В этом рассказе содержится немалая информация о политической жизни Руси того времени. Мы видим, что хотя на великом княжении в Киеве сидит Святослав, а Изяслав находится в изгнании в Польше, умирающий Феодосий настойчиво пытается водворить на игуменство человека Всеволода. За Всеволодом же, женатым якобы на дочери Константина Мономаха, таится сама великая Византия. Конечно же, Печерская братия всё это знает и понимает, и видно, что антивизантийские настроения «Ярославова времени» в них неистовым Феодосием ещё совсем не сломлены. Именно поэтому, через четыре года, после гибели Изяслава в 1078 году, Киево-Печерские монахи отстранили от игуменства Стефана и избрали игуменом тьмутороканского епископа Никона Великого, а в Тьмуторокань назначили епископом того самого, отвергнутого Феодосием, Николу. Об этом рассказывается в Патерике в «Послании Симона к Поликарпу» и «О Никите затворнике».

Из вышеизложенного следует вывод, что Тьмуторокань была оплотом и убежищем сторонников христианской идеологии «старого времени Ярослава», когда русская церковь пыталась избавиться от византийской зависимости и сохранить оптимистический вариант христианства: его либерализм в отношении к язычеству, так называемое «двоеверие».

И опять же из вышеизложенного возникает вопрос: как могли противники зависимости русского христианства от Византии обосноваться, можно сказать, в самой Византии? Ведь Таманский полуостров, а тем более — Керченский, где помещают наши историки княжество Тьмуторокань, с Античных времен находились во владении, или не¬посредственной зависимости от Византии... Нет, что-то неладно в нашем историческом «королевстве».

Итак, имеются безупречные источники, утверждающие, что во второй половине XI века существовала Тьмутороканьская епархия. Известны два епископа — Никон Великий и Николай. Был в Тмуторокани и Пещерный монастырь с монахами. В епархии, естественно, должно быть какое-то количество церквей со священниками и прихожанами, говорящими по-русски, и в большинстве своем они, очевидно, должны быть славянами. Имеются ли следы их поселений в верховьях Донца? И что сообщает об этом наша археология? Ответом на эти вопросы, в какой-то мере, может быть выдержка из статьи С.А. Плетнёвой, напечатанной в журнале «Советская археология» (№ 2, 1990 г.) «Хазарские проблемы в археологии»: «Самым деятельным археологом, изучающим в последние 20 лет памятники салтово-маяцкой культуры верховий Северского Донца, является В.К. Михеев. Именно ему принадлежит одно из наиболее мучительных открытий на этой территории: могильников с трупо-сожжением в урнах, которыми служили обычно салтово-маяцкие сосуды и рядом с которыми нередко помещались так называемые тайнички с оружием, сбруей, боевыми поясами и пр. ... Между тем известно, что В.К. Михеев обнаружил несколько аналогичных могильников на исследуемой им территории верховий Северского Донца Вопросы, возникающие в связи с этими памятниками, не только не решены, но пока многие из них даже по-настоящему не поставлены, не ясны их хронология, этнокультурная принадлежность, социально экономические отношения внутри этого сообщества, отношения с населением каганата, с центральной властью, с соседями и пр. Далеко не полный перечень возникающих вопросов свидетельствует, по-видимому, прежде всего о том, что В.К. Михеев обнаружил новый этнос, ранее нам не известный или «неосознанный», который необходимо вписать в сложившуюся и казавшуюся завершенной картину жизни Северо-Западной Хазарии. Это тема большого проблемного исследования».

История  Крапивенского городища

Здесь, очевидно, следует пояснить, что значительность открытия К. Михеева заключается в том, что культура могильников с трупо-сожжением и помещением праха в глиняных урнах принадлежит так называемому Черняховскому населению, проживавшему в верховьях Донца во II—IV веках. И урнами в их захоронениях в то время служили их же Черняховские сосуды.

Кстати, эти сосуды свидетельствуют о том, что это население пришло в наши края во II-III веках из южной Польши, из области, так называемой Пшеворской культуры, принадлежащей славянам. Поэтому есть все основания считать население Черняховской культуры верховьев Донца славянским. Захоронения же их с трупо-сожжением в сосудах салтово-маяцкой культуры свидетельствуют о том, что это население в IV веке, уйдя от готов, вступило в союз с гуннскими племенами, основавшими впоследствии Хазарский каганат.

Об этом историческом событии свидетельствует и письменный источник, он интересно записан готским историком Иорданом в сочинении «О происхождении и деяниях готов»: «Германарих, король готов, хотя, как мы выше сообщили, и был победителем многих племён, призадумался, однако, с приходом гуннов. Вероломному же племени росомонов, которые в те времена служили ему в числе других племен, подвернулся тут случай повредить ему. Одну женщину, по имени Сунильда, за изменчивый уход от короля её мужа, Германарих, движимый гневом, приказал разорвать на части, привязав её к диким коням и пустив их вскачь. Братья же её, Сар и Амий, мстя за смерть сестры, поразили его в бок мечём. Мучимый этой раной, король влачил жизнь больного. Узнав о его несчастье, Баламбер, король гуннов двинулся войной...».

Росомоны — в переводе с германского — люди росы. Это, очевидно, тот самый, как пишет С.А. Плетнёва, «ранее нам не известный» или «неосознанный» этнос Русь. К нашему стыду — утерянный в степях и веках наш «корень». Как его найти, восстановить?.. Как утверждает выше, специалист номер один в этом вопросе - B.А.    Плетнёва: «Это тема большого проблемного исследования». Добавим — никем не начатого и даже «неосознанного». А может наши рассуждения и станут толчком к осознанию этого вопроса?.. Его рабочей гипотезой?..

По выражению венгерского поэта Дюлы Ийеша: «Прошлое тоже надо создать. Эпоха становится прошлой, когда она запечатлена... Для создания на что-то пригодного прошлого иногда нужно больше сил, чем для создания настоящего: всё надо точно расставить по местам. Плохо сгруппированное, неточно запёчатлённое прошлое воскресает, возвращается, постоянно мешает человеку. А неописанное время просто не уходит. Оно воцаряется вокруг в виде тумана, оседает в сознании. Оно становится варварским, как тьма до сотворения мира».

Будем надеяться, что туман в нашем сознании, наша «тьма» когда- то все же  станет не варварской, а «Тороканьской».

Однако совсем по другому рассуждали властители Российской империи,  когда во второй половине XVIII века Российская империя, воспользовавшись упадком империи Турецкой, отвоевала у нее земли в Северном Причерноморье и Приазовье. Страны Европы были очень недовольны этими приобретениями Екатерины II. При наущении и денежной поддержке со стороны Турции, Швеция объявила войну России. В числе недовольных были также Англия, Пруссия, Франция. Императрица опасалась, как бы не началась «третья война». И тут один из ее придворных, церемонимейстер А.И.Мусин-Пушкин, предложил идею: объявить, что земли в Причерноморье и Приазовье издревле были русскими, для чего «поместить» там и обосновать «историческими» документами Тьмутороканское княжество и город Тьмуторокань. Для проведения этой идеи в жизнь был создан тайный комитет, написаны «исторические» сочинения и изготовлен «Тьмутараканский камень». А сам А.И.Мусин- Пушкин срочно произведен в обер- прокуроры Святейшего синода. Стал он – ни много, ни мало – главою высшего органа Русской Православной церкви. Но сделано это было лишь для того, чтобы осмотреть монастырские летописи и, если понадобится, изъять из них упоминания о месте нахождения несчастного града – Тьмуторокань. Мы, очевидно, никогда не узнаем, что было найдено и уничтожено, но, как говорится, нет худа без добра: в результате этой «великой перлюстрации» было найдено «Слово о полку Игореве». Правда, не исключено, что какие – то части его текста, указывающие местонахождение Тьмуторокани, были также изъяты, и все же она упоминается в «Слове…» четыре раза.

Конечно, представленная точка зрения – гипотеза. Не все исследователи с ней согласны.  Возможно, когда –нибудь тайна этого безымянного городища будет раскрыта. При условии, что само городище не исчезнет ! Грозит же ему реальная опасность.

Охрана памятников природы, истории, культуры, в первую очередь, лежит на плечах государства через различные государственные службы. Однако существуют реальные сложности: отсутствие денег, слабая экономика, отсутствие работающей законодательной базы, низкая культура населения и незнание своей «Малой Родины». Охрана памятника должным образом в настоящее время не организована и не осуществляется. Относительно защищено в Шебекинском районе  лишь Дмитриевское городище. Строительные, дорожные организации, «добывая» мел, строя дороги, открыто разрушают уникальные природные объекты, одновременно уничтожают и подземные полости. Крапивенское городище захламлено «реками» бытового мусора. Особенно в последние десятилетия различными организациями, предприятиями, населением наносится безвозвратный урон природе, обществу и народному хозяйству.

Таинственность, необычность, слабоизученность, бесхозность данного памятника природы и истории приводит к постоянному паломничеству населения, чаще молодежи, «черных» копателей. Бесконтрольный поток посетителей и «исследователей», невооруженных знаниями и методами изучения, их бескультурье и преступное отношение к природе приводит:

- к разграблению на сувениры убранства пещер (скалывают натечные образования);
- к разрушению культурного слоя и рыхлых отложений, содержащих кости животных, птиц, споры и семена растений, а также огромное количество археологического материала всех исторических эпох (вытаптывание слоя, грабительские раскопки);
- к изменению климата пещер, состава флоры и фауны.

 Подобного рода «паломники» захламляют пещеры бытовым мусором, коптят факелами своды пещер,  постоянно оставляют всевозможные надписи на стенах пещер.

Мы каждый день теряем наше природное и историко-культурное наследие. А оно принадлежит не только нам, но и нашим потомкам.

Андрианов Владимир
Басок Анастасия

ЕЩЕ  Русский мир
 


Свежие публикации:



Новые книги

Петродворец

News image

Петродворец.Это издание рассказывает об архитектурно-художест¬венном ансамбле Петродворца (Петергофа), шедевре русского зодчества и искусства XVIII столетия, снискавшем мировую славу. Все в этом ансамбле — парки и фонтаны, каскады и золоченые статуи, ро...

Далее...
Больше в: Книги

Путеводители

Египет

News image

Долина Нила, зелная и пл дородная среди ослепительных песков Сахары, служит пристанищем для рынка специй в Асуане, храмов фараонов в Луксоре, пирамид и сфинксов Гизы. Каир соединяет настоящее и прошлое ...

Далее...
Больше в: Путеводители

Наши партнеры

Центр развития туризма Свердловской обла

News image

Центр развития туризма Свердловской ...

Далее...
Больше в: Наши партнеры