Главная Москва Московские городские усадьбы

Московские городские усадьбы

Слово «усадьба» происходит от глагола «садиться», «усаживаться», что в старину означало «жить, селиться в определенном месте». Усадьба  представляла  собой жилой  хозяйственный комплекс, в который входил дом, сараи, конюшня, хлев, кладовые и прочие службы, сад, огород, часто – рыбный пруд.

В  XVIII – XIX веках наравне с загородными усадьбами существовали усадьбы и городские. Их владельцы – представители старинного московского барства жили в городе почти так же просторно и привольно, как и в своих загородных поместьях. Когда уже в конце XIX века разоряющиеся дворяне начали сдавать свои усадьбы в наем, в одной из них   снял квартиру художник Василий Дмитиревич Поленов. Его сестра Елена Дмитриевна, недавно приехавшая из  Петербурга, в письме к   приятельнице с восхищением и изумлением рассказывала о особенностях быта такой городской усадьбы, возможных только в Москве: «Дом славный, старый, симпатичный. Чудный сад с прудом и караси есть в том пруду, но по контракту ловить их нельзя иначе, как на удочку – это  недурно: при найме дома в столице возникает вопрос о способе ловли рыбы!»

Данный цикл очерков посвящен городским усадьбам, расположенным внутри Садового кольца, а также в районе Басманных улиц и Лефортова. 

Усадьба Мусина-Пушкина

Усадьбу графа Мусина-Пушкина, построенную в 1790-1800-х годах, москвичи издавна  называют «дом на Разгуляе». Ее величественный фасад,   украшенный  монументальным восьмиколонным портиком, выходит на площадь Разгуляй, господствуя над окружающими строениями и определяя облик всей площади.

Алексей Иванович Мусин-Пушкин был известным любителем древностей, он собирал старинные книги и рукописи, интересовался нумизматикой и археологией. Многие раритеты его стараниями были опубликованы.  Собранием Мусина-Пушкина во время работы над «Историей Государства Российского» пользовался Н.М.Карамзин, часто бывавший в его  доме. Сам Мусин-Пушнин так определял смысл своей деятельности:  «Любовь к Отечеству и просвещению руководствовали мною к собиранию книг и древностей; а в посильных изданиях моих единственную имел я цель открыть, что в истории нашей поныне было в темноте, и показать отцов наших почтенные обычаи и нравы (кои модным французским воспитанием исказилися), и тем опровергнуть ложное о них понятие и злоречие».

«Цель его деятельности была не только научная, а нравственная, патриотическая», - писал впоследствии В.О.Ключевский.

В 1788 году в коллекцию Мусина-Пушкина попал «Хронограф» - рукописный сборник со списком «Слова о полку Игореве». «Благоуханным цветком русской поэзии» называл это великое произведение В.Г.Белинский. «Хронограф»  находился в Спасо-Ярославском монастыре и подлежал уничтожению «за ветхостью и согниением». Мусин-Пушкин совместно А.Ф.Малиновским и Н.Н.Бантыш-Каменским перевел «Слово» на современный русский язык, и   1800 году опубликовал тиражом в 1200 экземпляров.

Рукопись «Слова» Мусин-Пушкин хотел передать  на хранение государству, однако чиновники долго не могли   решить этот вопрос.

Меж тем наступил  1812 год. С началом военных действий  Мусин-Пушкин уехал с семьей в  ярославское имение. Там он собрал ополчение из своих крестьян, снарядил его на собственные средства и отдал под  командование своего младшего сына. «Старший сын ушел простым офицером в Петербургское ополчение и уже отличился /…/, - писал Мусин-Пушкин. – Младший находится за 2000 верст от дома на лечении, но послан к нему нарочный, и надеюсь, что  он не замешкает и как скоро приедет, представлю его в собираемое ныне здесь ярославское ополчение /…/. Уверен, что и его служением не постыжусь».

Коллекции Мусина-Пушкина, в том числе  и рукопись «Слова», оставалась в доме на Разгуляе. Уезжая из Москвы, наиболее ценную  часть  своего собрания Мусин-Пушкин спрятал в потайную, недоступную ни для воров, ни для огня кладовую, а вход в нее замуровал.

Когда наполеоновские войска вступили в Москву, в доме расположились французские солдаты. В семейном предании Мусиных-Пушкиных рассказывается, что  французы стали хвастаться перед остававшимися в доме слугами своим оружием, и один молодой дворовый, задетый похвальбой незваных гостей, заявил, что у его господина есть «ружья получше» и в доказательство  показал тайную кладовую графа. Коллекции были разграблены, рукопись «Слова» погибла в огне.

А.И. Мусин-Пушкин умер в 1817 году. В 1833 году его наследники продали усадьбу Московскому учебному округу, и в доме была открыта 2-я гимназия - одна из старейших в Москве. Среди ее преподавателей были академик Ф.И.Буслаев – филолог,  специалист по фольклору и мифологии, О.М.Бодянский – один из первых  русских ученых-славистов. Инспектором гимназии служил известный поэт Л.А.Мей. В его квартире, находившейся   при гимназии, собирался кружок, объединившийся вокруг «молодой редакции»  журнала «Москвитянин», издававшегося М.П.Погодиным. В кружок входили драматург А.Н.Островский, поэт и критик Аполлон Григорьев – автор знаменитой «Цыганской венгерки»,  Н.А.Рамазанов, актер П.М.Садовский и другие. «Прошло уже много лет, с тех пор, как мы, то есть кружок, во главе которого стояли Погодин и Островский, несли со всем пылом и энергией молодости, с ее весельем и свежестью лучшие силы жизни на служение национальному направлению», - писал в «Воспоминаниях» Аполлон Григорьев.

2-я гимназия просуществовала здесь вплоть до 1917 года. 

Однако наряду со своей реальной историей, усадьба Мусина-Пушкина имеет и собственную легенду. Московская молва упорно связывает дом на Разгуляе со  знаменитым сподвижником Петра I, ученым-чернокнижником Яковом Вилимовичем Брюсом. Вероятно, основанием для этой легенды послужило то, что один из графов Мусиных-Пушкиных, Василий Валентинович, был женат на Екатерине Яковлевне Брюс – внучатой племяннице Я.В.Брюса.

Сам Я.В.Брюс, скончавшийся в 1735 году, то есть за много лет до постройки усадьбы, не имел к дому на Разгуляе никакого отношения, но, тем не менее, этот  дом в обиходе до сих пор часто называют «домом Брюса». «Большой фонарь освещает над нами подобие окна с темными непонятными фигурами. “Это Разгуляй, а это дом колдуна Брюса”, - пояснил старый москвич», - писал В.А.Гиляровский.

«Подобие окна с темными непонятными фигурами», упомянутое Гииляровским - остатки солнечных часов, установленных на фасаде дома воспитателем  детей графа А.И.Мусина-Пушкина французским аббатом Сюрюгом.  Внучка графа, княгиня Мещерская воспоминала, что в полдень на Разгуляй приходили часовщики со всего города сверять по солнечным часам время. Часы показывали не только время суток, но также  день и месяц. По свидетельству А.М.Васнецова, занимавшегося исследованием этих часов, на  мраморную доску были нанесены в виде вытянутой восьмерки названия месяцев и знаки зодиака, так что в полдень   тень от установленного в центре стержня падала на точки, соответствующие очередному дню месяца.  

После пожара 1812 года стержень часов был утрачен, а оставшуюся мраморную доску народная молва стала называть крышкой якобы замурованного в стену гроба Брюса. Говорили, что время от времени эта крышка начинает шевелиться и из стены слышится тяжелый стон. По другой версии цифры и знаки на циферблате  были тайным шифром, указывающим место, где Брюс спрятал свои сокровища. Один из учеников 2-й гимназии,  Михаил Кардашов, вспоминал: «Однажды, не помню уж для какой игры, нам понадобилось просчитать окна двух верхних этажей левого крыла здания. Счет нужно было вести и снаружи, с Елоховской, и изнутри из классов и дортуаров старшеклассников. С одним этажом все вышло благополучно. Но с другим…  ”Семнадцать”, - подытожили  считавшие снаружи. “Шестнадцать”, - зафиксировали счетчики внутри. /…/ Спор, чуть не драка. Наконец кто-то догадался: “Поменяйтесь местами. Кто считал с улицы – ступай в дом. И наоборот”. Поменялись. Пересчитали заново. И опять: снаружи семнадцать, а из дортуаров  одним меньше! Стало ясно: /…/замурованная комната!». 

Впоследствии эта комната была открыта, но, по свидетельству очевидца, в ней оказались сложены только старые газеты.

По более поздней легенде, уже после революции  сквозь мраморную доску стала проступать кровь, что было истолковано, как дурное предзнаменование для Советского государства, и власти поспешили уничтожить остатки цифр и знаков на циферблате, чтобы лишить предзнаменование силы.

Таинственная и романтическая атмосфера, окружающая дом на Разгуляе, задала тональность повести А.В.Чаянова «Необычные, но истинные приключения графа Федора Михайловича Бутурлина»: «Было холодно и сыро. Луна все чаще и чаще застилалась громадами надвигающихся на нее туч /…/. Путаясь в темноте в переулках и спотыкаясь о подвертывающиеся под ноги тумбы, он (герой повести граф Федор Бутурлин) никак не мог выйти назад к Разгуляю и был несуразно обрадован, когда среди всеобщего мрака перед ним блеснули ярко освещенные, отпотелые изнутри окна какого-то дома. Не отдавая себе отчета в том, что он делает, начал Бутурлин что было сил стучать у его подъезда /…/. Через минуту старик камердинер /…/ сообщил, что его сиятельство граф Яков Вилимович Брюс изволили закончить вечерние пасьянсы и перед началом утренних просят гостя к ужину. /…/ Бутурлин, потрясенный именем хозяина, которого почитал умершим еще при жизни своего деда, чувствовал, как учащенно забилось его сердце, когда его провели по ряду полупустых комнат, по дубовому полу которых бежали тени туч, то открывавших, то закрывавших лунный диск…»
После революции в доме на Разгуляе был открыт индустриально-педагогический институт имени Карла Либкнехта,  в 1943 г. влившейся в МГПИ им. Ленина, позже усадьбу занял вернувшийся из эвакуации инженерно-строительный институт им. Куйбышева. В настоящее время здесь располагается Институт международного  права и экономики имени А.С.Грибоедова и Факультет Гидротехнического и специального строительства Московского государственного строительного университета.

Татьяна Муравьева

ЕЩЕ  Москва
 


Свежие публикации:



Новые книги

Замки Луары

News image

Замки Луары.Замки Луары — величайшее историческое и культурное достояние не только Франции, но и всего человечества. Возводились они в сравнительно небольшой временной отрезок — в эпоху Ренессанса, то есть в XI...

Далее...
Больше в: Книги

Путеводители

Турция

News image

Анталия — древняя Анатолия или Левант — «зеля, где восходит солнце». И действительно, 300 дней в году здесь солнечно. Вас ждут великолепные пляжи, горные маршруты по лесистым склонам, памятники древности, ...

Далее...
Больше в: Путеводители

Наши партнеры